Общество

Общественность требует, чтобы на вызовы, связанные с психическими заболеваниями, отправляли не полицию, а подготовленных специалистов

Общественность требует, чтобы на вызовы, связанные с психическими заболеваниями, отправляли не полицию, а подготовленных специалистов

13 сентября полицейский в Ланкастере, штат Пенсильвания, ранил насмерть человека, находившегося в разгаре кризиса психического здоровья. Семья 27-летней жертвы Рикардо Муньоса сказала, что у него диагностировали шизофрению и биполярное расстройство. От данных заболеваний пострадавший не лечился.

У него был приступ. Он бессвязно говорил и вел себя очень странно. Я позвонила, чтобы узнать, как можно ему помочь


Сестра Рикардо Муньоса

Pittsburgh Post-Gazette

Убийство Муньоса, наряду со смертью Дэниела Прюда в тюремном заключении в Рочестере, штат Нью-Йорк, и стрельбой полицейскими по 13-летнему мальчику с аутизмом в Юте 4 сентября — все эти события подчеркивают, насколько опасно отправлять на вызовы к психически больным людям вооруженных полицейских. Такие случаи должны поменять наше отношение к людям, страдающим от психических расстройств.

Во избежание подобных ситуаций было предложено множество альтернатив, самой многообещающей оказалось предложение направлять на вызовы, связанные с людьми с психическими проблемами, не полицейских, а подготовленных специалистов. В ряде американских городов уже внедряются экспериментальные программы, которые имеют большой потенциал (при этом экономят государству миллионы долларов).

«Сотрудники правоохранительных органов обучены демонстрировать свою власть и контролировать ситуацию, потому что их призвание – стоять на страже общественности. В инцидентах с психически больными людьми они действуют абсолютно так же, как и с обычными преступниками, на автомате, — сказала Элизабет Хэнк, директор лечебного центра Treatment Advocacy Center в Вирджинии, который помогает людям с психическими заболеваниями. — Человек, у которого наступает кризис психического здоровья, нуждается в деэскалации».

Люди с тяжелыми психическими заболеваниями в 16 раз чаще погибают во время столкновения с полицией
 

«Согласно анализу базы данных Washington Post за 2018 год, четверть людей, застреленных полицией в 2015 году, страдали психическими заболеваниями. Американская система здравоохранения часто начинает лечение психически больных людей только тогда, когда они становятся опасными для общества, и часто именно полицейские выступают в роли передовых специалистов психического здоровья, роли, для которой они плохо подходят, — сказала Хэнк. — Профессионалы, которые работают с кризисами психического здоровья, лучше справляются с этой задачей, потому что они могут помочь людям с лечением», — отметила она.

Направление полицейских на вызовы, связанные с вопросами психического здоровья, также отнимает драгоценное время и ресурсы полиции. Согласно национальному опросу полицейских и шерифских департаментов, который Хэнк и ее организация провели в прошлом году, правоохранительные органы тратят 21 процент своего времени, реагируя на вызовы, связанные с психическим здоровьем, и последующую транспортировку пациентов в больницы, что, по оценкам, составляет 918 миллионов долларов в год.

«Во многих случаях офицеры, которые доставляют людей с расстройствами в отделения неотложной помощи, должны ждать, пока пациента примут, а это занимает минимум несколько часов», — сказала Хэнк. — Иногда полицейским действительно легче доставить пациента с психическим заболеванием в тюрьму. Сотрудникам правоохранительных органов в пять раз сложнее доставить человека в отделение неотложной помощи, чем транспортировать его в тюрьму».

Начиная с 1989 года, в рамках программы «Помощь в кризисных ситуациях» (CAHOOTS), диспетчеры 911 в Юджине, штат Орегон, и соседнем Спрингфилде направляют на такие вызовы команду, состоящую из медика и эксперта по поведенческому здоровью. С кризисной группой, которая работает в клинике «White Bird Clinic» в Юджине, можно связаться по обычному телефону.

Эта программа, считающаяся старейшей в своем роде в стране, экономит около 8,5 миллионов долларов в год на расходах на общественную безопасность и еще 14 миллионов долларов на расходах на транспорт скорой помощи и неотложной помощи согласно собственным статистическим данным программы.

В 2019 году в рамках этой программы было обработано 20 процентов звонков 911 в двух городах. Вызывала подкрепление эта команда только для 150 из 24 000 вызовов – то есть в менее 1 процента случаев

Тим Блэк, директор консалтинговой компании CAHOOTS, рассказал изданию The Trace, что эту модель можно использовать для снижения насилия со стороны полиции в городах с более высокой концентрацией чернокожих жителей, потому что полиция часто проявляет скрытую предвзятость и применяет к ним силу. Специалисты, которые входят в состав команды, не погружены в военизированную культуру, которая пронизывает американские правоохранительные органы и проповедует насилие.

Полиция США

«Мы часто слышим, как офицеры сами называют себя воинами», — сказал Блэк. — И ситуации, с которыми они сталкиваются, тоже воспринимают как поле боя».

Успех CAHOOTS повлек за собой создание мобильных кризисных подразделений по всей стране. В Пенсильвании такие команды работают в нескольких округах, включая Честер, Монтгомери и Филадельфию.

В прошлом году Олимпия, штат Вашингтон, начала посылать подобные группы на вызовы, которые касаются психических заболеваний, наркомании или бездомности и никак не связаны с насилием. Эти работники оказывают помощь и помогают пострадавшим получить требуемые услуги (в том числе и предоставление места для проживания). Они также занимаются уличной пропагандой – предлагают поездки на медицинские встречи и раздают еду и одежду. Ежегодный бюджет программы в размере 550 000 долларов финансируется за счет утвержденного избирателями сбора за общественную безопасность.

Ранее чикагские законодатели предложили программу, смоделированную по образцу CAHOOTS. Исходя из этой программы, в команду специалистов должен входить социальный работник и техник скорой медицинской помощи одного из пяти кризисных центров города.

Наша цель – взять на себя часть вызовов, которые не связаны с насилием, и дать возможность офицерам бороться с преступностью


Артуро Каррильо

Brighton Park Neighborhood Council

В последнее время другие города также стали применять различные варианты этой программы. В июне Денвер запустил шестимесячную пилотную программу, в рамках которой на вызовы, связанные с передозировкой наркотиков, кризисами психического здоровья и попыткой суицида, выезжали фельдшеры и психиатры.

В июле городской совет Окленда сократил бюджет полицейского департамента на 14,3 миллиона долларов и использовал часть этих средств для создания экспериментальной программы, которая будет направлять консультантов и врачей скорой помощи на вызовы в психиатрические больницы.

В феврале в Орегоне должен стартовать проект Portland Street Response, который смоделирован по образцу CAHOOTS и находится на стадии планирования с прошлого года. А в Хартфорде, штат Коннектикут, в течение следующих четырех лет планируют выделить 5 миллионов долларов на создание команды, которая будет принимать вызовы, связанные с психическими заболеваниями.

Некоторые города взяли на вооружение гибридный подход – они направляют на подобные вызовы как мобильные кризисные подразделения, так и полицейских. Команда поддержки психического здоровья Тусона служит в качестве подразделения совместного реагирования, которая работает вместе с полицией, а врачи уже обеспечивают последующую помощь. Местный центр реагирования на кризисные ситуации берет под опеку пациентов в течение нескольких минут, экономя офицерам часы, которые зачастую уходят на ожидания приема пациента.

Защитники говорят, что такие модели совместного реагирования – это шаг в правильном направлении, но в таком подходе все же есть подводные камни: даже сам факт присутствия вооруженного полицейского может обострить ситуацию.

«Присутствие вооруженного полицейского, который может применить силу, – это как красная тряпка для быка, — сказал Блэк. — Даже одного взгляда на значок, пистолет, наручники достаточно, чтобы кого-то спровоцировать.

Кроме того, мобильные кризисные группы также способны своевременно обрабатывать вызовы с низким приоритетом, в отличие от полиции, которой приходится бороться со всеми видами преступлений. А в случае с вызовами, которые касаются психических расстройств, ключевым является именно раннее вмешательство».

«Чем быстрее мы выедем на такой вызов, тем больше мы сможем сделать для того, чтобы предотвратить кризис», — сказал он.

К сожалению, подобные программы – редкость, однако их сторонники надеются, что результаты, которые они дают, могут быть использованы для проведения более радикальных реформ. Американская общественность также поддерживает эту идею: согласно опросу, проведенному в июне прогрессивным аналитическим центром Data For Progress, 68 процентов избирателей поддерживают создание «неполицейского» агентства первого реагирования для обработки вызовов, связанных с психическими заболеваниями или зависимостью. Такой же процент избирателей поддерживает программы, которые обучают лидеров общин деэскалации потенциально опасных ситуаций.

Уже в прошлом месяце в Конгресс был внесен законопроект, который предусматривал выделение финансирования Medicaid и грантов в размере 25 миллионов долларов штатам, создающим мобильные кризисные программы.

«Если мы уберем из этого уравнения правоохранительные органы и вместо них привлечем специалистов в области психического здоровья, мы позволим им лечить психические заболевания как болезнь, а не преступление, — сказала Хэнк. — Во время проведения опроса даже полицейские понимают, что они не являются экспертами по психическому здоровью и не должны быть направлены на такие вызовы, — продолжила она. — Это не потому, что они не хотят или считают такие вызовы чем-то отягощающим. Это потому, что они понимают, что они не обучены, и своим участием они только криминализируют болезнь».

В конечном счете, сказала Хэнк, если бы психиатрическая помощь была более доступной для общества, в спецслужбы поступало бы меньше вызовов, связанных с психическими расстройствами.

Jennifer Mascia, The Trace

The Solutions Journalism Exchange