Общество

Вечная мерзлота без горячки: об успехах, проблемах и перспективах России в Арктике

Вечная мерзлота без горячки: об успехах, проблемах и перспективах России в Арктике

Заголовки статей и сюжетов в отечественной и зарубежной прессе о российских событиях в Арктике создают противоречивое впечатление. С одной стороны, СМИ рапортуют о территориальном расширении, поставке новых ледоколов, на которые с завистью смотрят из-за океана, сулят новые проекты и позиционируют нашу страну как безусловного арктического лидера. С другой — из новостей мы узнаем, что ледоколы сдают с неисправными двигателями, запоздало слышим об аварии в Норильске и проливе 17 тысяч тонн дизельного топлива. После чего там всплывают все новые экологические проблемы: то загорится свалка, то отходы в реку сольют. Верной ли дорогой и сколь скорыми темпами движется Россия в арктическом направлении?

Подледные земли
 

Арктическая зона – территория, расположенная вдоль побережья морей Северного Ледовитого океана. Ее сухопутная часть составляет 18% от общей площади России. При этом живет там чуть больше полутора процентов населения страны.

Действующая с 1982 года Конвенция ООН по морскому праву также распространяет исключительные права приарктических стран, к которым относится и Россия, на 200 миль владений от берега. Кроме того, эти государства могут доказать, что морское дно является продолжением их сухопутной территории. Именно такая российская заявка в отношении подводных хребтов Ломоносова и Менделеева весной прошлого года была предварительно одобрена в ООН.

Русская Арктика

Загвоздка в том, что расширить за счет этих хребтов собственные границы мы пытаемся уже с 2001 года, и это промежуточное решение пока ничего не означает. Впрочем, эксперты заверяют, что подобная неторопливость вполне нормальна, да и спешить некуда.

«Никого намеренного противодействия мы в этом направлении не встречаем, — успокаивает координатор программ Проектного офиса развития Арктики Андрей Иванов. – Мы не единственная страна, которая с этим сталкивается. Просто процесс сам по себе долгий. Международное законодательство в этой сфере только развивается, поэтому надо просто планово проводить исследования, подавать заявки, и в конце концов, они будут одобрены».

Фонд будущих поколений
 

Подтверждение того, что хребты Ломоносова и Менделеева являются частью России, даст нам исключительные права на разработку обнаруженных там месторождений полезных ископаемых. На предварительно одобренном участке в 1,2 миллиона квадратных километров, по минимальным прогнозам, одних только углеводородов 4,9 миллиарда тонн.

При этом на сегодняшний день Арктика обеспечивает около 11% национального дохода страны и четверть российского экспорта. Именно здесь добываются все алмазы в стране, 95% газа, 90% никеля и кобальта, 60% меди и нефти.

Добыча в Арктике

Арктика чрезвычайно богата практически всеми видами природных ресурсов. Потенциальные запасы нефти в этом регионе составляют 90 млрд баррелей (для сравнения экспорт всей российской нефти в 2019 году составил примерно 35 млн баррелей), газа — 47,3 трлн куб. м, газового конденсата — 44 млрд баррелей. Важно, что более 60% этих ресурсов приходится на территории, которыми уже владеет Россия

А.  Александров

Ректор МГТУ им. Н. Э. Баумана Александров

По данным Геологической службы США на сухопутной части Арктики находится лишь 16% ее богатств. Большая часть ресурсов сосредоточена на шельфе Северного Ледовитого океана.

Естественно, чем дальше от берега, тем сложнее и дороже становится разработка месторождений. По словам профессора факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, удаление от континента увеличивает стоимость добычи в шесть раз. И еще шестикратно — за пределами 200-мильной зоны.

Добыча в Арктике

- Арктика неоднородна, — объяснил Daily Moscow Андрей Иванов. – По-разному развита инфраструктура, разная геологическая изученность территорий и, как итог, отличаются удельные затраты на разработку. В западной части добыча выходит дешевле, чем в восточной.

Эксперт призывает относиться к региону как к фонду будущих поколений. По его словам, только разведанных запасов газа хватит еще на сто лет, нефти – лет на сорок. Поиском новых месторождений заниматься стоит, но с и открытыми тоже хватает нерешенных проблем.

Подтолкнуть процесс одним лишь волевым решением не получится. Технологии и логистика развиваются постепенно. К примеру, в Арктике большие запасы газогидратов – топлива будущего. Но пока ни в одной стране нет промышленной технологии их добычи, по различным данным на ее разработку может уйти примерно 10–15 лет. Это вполне характерный процесс для арктической зоны. Многие нынешние месторождения были обнаружены еще в 70-х годах прошлого века, и только спустя 50 лет технологии позволили приступить к их разработке.

Лишь еще одна магистраль
 


В перевозке природных ресурсов власти делают ставку на Северный морской путь. 

Северный морской коридор — кратчайший морской путь между Дальним Востоком и европейской частью России и составляет 14 тысяч километров

прим. Daily Moscow


В соответствии с планом его развития государство стремится к росту грузопотока до 80 миллионов тонн в 2024 году и 160 – в 2035-м. Для сравнения 2016 году объем перевозок составлял 7,5 миллиона тонн, а в 2018 – 20,2.

Предполагается, что Северный морской путь принесет прибыль также за счет иностранных транспортных потоков. К примеру, маршрут из Азии в Европу с его помощью станет короче на 60%, чем через Суэцкий канал, и сэкономит пару недель плавания.

Однако эксперты в беседе с Daily Moscow посоветовали относиться к Северному морскому пути без лишнего ажиотажа. По их мнению, он не заменит маршрута через Суэцкий канал и пр., а станет лишь одной из магистралей.

Не все типы международных судов смогут им воспользоваться из-за ледовой обстановки и малых глубин.

«Россия обладает самым мощным в мире ледокольным флотом для обеспечения перевозок. Из 65 ледоколов, которые есть в мире, 32 – наши. Ну а атомных – мощнейших, преодолевающих даже 3-метровые льды – больше вообще нет ни у кого», — добавил руководитель Дирекции по арктическим программам МГТУ им. Н.Э. Баумана Степанов Р.

Кроме того, для привлечения иностранных перевозчиков нужно создать полное навигационное обеспечение. Требуются метеостанции, спутники, капиллярная система портов, сервисное обслуживание этих портов и флота. Тогда международные страховые компании смогут выставлять регулярные тарифы. Сейчас многие из них даже не берутся брать на себя риски или делают это за большие деньги.

В плане развития Северного морского пути указано получение гидрометеорологических данных высокого разрешения к 2025 году. Однако пока число метеостанций лишь сокращается, а старое оборудование обновляется со скоростью не выше 10% в год.

Порт в Арктике

Новые порты тоже планируются. По информации издания «Проект», строительством сети портов на протяжении СМП займется бизнесмен Илья Трабер – знакомый Владимира Путина, объявленный Испанией в международный розыск по делу о «русской мафии». Сейчас он ведет строительство универсально-перегрузочного комплекса в Приморске. В мае вокруг этой стройки было возбуждено уголовное дело о хищении 131 миллиона рублей на 900-миллионном контракте.

Помимо непосредственно морских задач для обеспечения логистики, необходимо также восстанавливать авиасообщение. Сейчас малая авиация в Арктике оставляет желать лучшего, рассказывает Андрей Иванов. Порой, из пункта в пункт приходится летать через Москву, даже если напрямую между ними всего 300 километров.

Климатические колебания
 

Встречаются также мнения, что значимость Северного морского пути снизится из-за таяния льда: откроются более короткие маршруты, в частности через Северный полюс к 2040 году.

«Таяние имеет место, но Арктика всегда будет ледовой, — считает Андрей Иванов. – По моему мнению, встречающиеся прогнозы, что к 2050 году льда не останется, не соответствуют действительности. Даже если льды будут постепенно оттаивать, на том же Северном морском пути понадобятся ледоколы для обеспечения безопасности на случай экстренных ситуаций. Закладываться на потепление как на некую волшебную палочку не стоит».

Тем не менее, разбалансирование климата необходимо учитывать. Это наглядно показала та самая катастрофа в Норильске с разливом дизельного топлива. «Норникель» утверждает, что опоры под топливными цистернами привело в движение именно потепление.

Доктор технических наук, профессор Котиев Г. О. отмечает усиливающиеся негативные для экологии факторы: «Подходя к вопросам обеспечения экологической безопасности всесторонне, необходимо учесть еще несколько факторов, ухудшающих положение. Во-первых, близость объектов атомной промышленности. Кольская АЭС и несколько крупных объектов по ремонту атомных подводных лодок и кораблей являются потенциально опасными радиационными объектами.

Экология Арктики

Во-вторых, на территории Арктики вследствие добычи нефтепродуктов хранится большое количество отходов различных опасных веществ, часть которых уже начала попадать в воду Мирового океана. В-третьих, не так давно ученые выявили, что в процессе таяния льдов Арктики выделяется особый газ (метан – прим. редакции), который разрушает атмосферу. А арктическая схема циркуляции воздуха инициирует скопление опасных примесей со всей планеты. Это значит, что экологические проблемы в Арктике будут лишь усугубляться».

По сообщению ведущего научного сотрудника Информационно-аналитического центра междисциплинарных исследований развития Арктической зоны Георгия Гогоберидзе, из-за размытия берегов вследствие природных явлений Россия ежегодно теряет порядка 11 квадратных километров территории.

Кроме того, отмечает эксперт, экосистема Арктики намного уязвимее южных регионов, и даже малые выбросы или утечки топлива могут обернуться серьезными экологическими последствиями. И такие риски растут пропорционально развитию инфраструктуры: роста судового трафика, появления новых предприятий, увеличения мощностей местных портов.

Один из наиболее серьезных рисков антропогенного ущерба окружающей среде Арктики связан с освоением углеводородных ресурсов региона: экологические риски при разработке нефтегазового месторождения Арктики могут возникнуть на любой стадии реализации проекта, от геолого-разведочных работ до транспортировки нефти и газа или продуктов их переработки

Игбал Гулиев
Заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии

Поле для дипломатии
 

Сейчас начинается «вторая волна» освоения Арктики. Эта эпоха должна быть связана с тремя направлениями — ресурсы, логистика и экология. В порядке приоритета. Но для тех же коренных народов региона система ценностей обратная. Аналогичное расхождение мнений наблюдается и у других «арктических игроков».

Территориально к Арктике помимо России относятся США, Канада, Дания и Норвегия. Вместе с ними Исландия, Швеция и Финляндия входят в Арктический совет. Наблюдателями является еще несколько государств, включая Индию, Германию, Францию, Китай и другие.

Россия в Арктике

У каждой страны свои интересы в Арктике и свое мнение о том, как регулировать взаимоотношения на этой территории. Это гигантское самоценное пространство, которое вполне может стать потенциальным очагом конфликта интересов.

В то время как одни настаивают, что Арктика должна быть достоянием всего человечества, другие заявляют территориальные права на определенные ее участки.

С точки зрения международного сотрудничества регион, по сути, является чистым листом. Взаимоотношения регулируются, во-первых, Конвенцией ООН по морскому праву от 1982 году, которую США, к примеру, так и не ратифицировали, а Китай трактует по-своему. Во-вторых, прямыми соглашениями между конкретными государствами.

Лучше всего договариваться удается там, где предмет обсуждения финансово измерим. Так, в российских проектах в Арктике активно участвуют Китай и Франция. Поднебесная, например, имеет 30% в проекте «Ямал СПГ». Также Китай, Япония и Франция являются участниками проекта «Арктик СПГ-2».

С одной стороны, это ставит нас в некоторую зависимость, так как каждая страна преследует в Арктике собственные цели. С другой, мы получаем инвестиции и технологии, которых иначе не было бы.

- Плюсов здесь больше, — считает Андрей Иванов. – Опыт дальневосточных проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» показал, что когда проект сугубо экономический, то находятся точки соприкосновения, выгодные всем участникам. В проектах же политических и политико-экономических, с их неочевидными выгодами, договариваться сложнее.

Игра мускулами
 

Одним из таких проблемных мест становится военное присутствие в Арктике. То США забеспокоится из-за появления на Кольском полуострове российских систем С-400, то Генштаб России осудит учения арктические НАТО. Как правило, подобные высказывания – это попытка военных повысить свою ценность, в первую очередь, для собственного государства. 

Эксперты не считают, что происходит реальная милитаризации Арктики. Более того, военное присутствие России в данном регионе сейчас на порядок уступает масштабам советских времен. И его не сравнить с плотностью войск в средней полосе. А учения, что с одной, что с другой стороны, – это обычная плановая работа, которая, конечно, одновременно является демонстрацией силы вроде Парада Победы в Москве.

Мурманск памятник в Арктике

Впрочем, зачастую доходит до откровенных провокаций. И американские подлодки в наших водах всплывают, и российские корабли с самолетами проявляют активность во время западных учений. Однако вряд ли это в обозримом будущем приведет к реальному боевому столкновению, считает военно-политический аналитик Александр Тиханский. По словам эксперта, для полноценных баталий в Арктике нет достаточных сил ни с одной стороны.

Вершина айсберга
 

Наращивание военного присутствия других стран в регионе названо одним из главных вызовов в Основах государственной политики России в Арктике на период до 2035 года, которые Владимир Путин утвердил в марте. Среди прочих – сокращение численности населения, плохая инфраструктура, медленные геологоразведка, судопроизводство и развитие необходимых технологий.

По сути «Основы» — это короткий документ с общими тезисами и без каких-либо подробностей. Куда значимее Стратегия развития Арктики, направленная в правительство в мае.

- Предыдущая стратегия развития до 2020 года имела скорее декларативный характер, — вспоминает Андрей Иванов. – Не были указаны источники финансирования, а цели ставились весомые, как некая путеводная звезда. Не скажу, что совсем ничего не сделали. Но и сказать, что она состоялась успешно, тоже нельзя.

В «Стратегии-2035» денежный вопрос обозначен. По словам эксперта Проектного офиса развития Арктики, приложившего руку к ее созданию, есть понимание, откуда брать деньги и на какие проекты их направлять. Впрочем, финальную версию правительство пока не показывало.

Финансирование проектов поступает по трем направлениям— государственные инвестиции, участие госкомпаний и крупных частных компаний.

Учитывая, что 75% присутствия обеспечивает госсектор, логично было бы, чтобы и три четверти денег шло из бюджета. Однако финансовые вливания от государства лишь урезаются.

К примеру, в 2017 году Минэкономразвития планировало потратить на арктическую программу 209 миллиардов рублей до 2020 года, но по факту получило всего 12 миллиардов.

- Недавно произошло сокращение финансирования в 27 раз по ряду позиций, и заявлено, что эти средства будут использованы в пользу Арктики, но через отраслевые министерства, — рассказывает Андрей Иванов. – И вряд ли стоит рассчитывать, что на эти деньги будут, допустим, разрабатывать исключительно технику для Арктики. Будут какие-то генеральные затраты. Государство, по большому счету, в Арктику еще не вернулось, если сравнивать с советскими временами. 

По наблюдениям эксперта, все, кроме судостроения, развивается очень медленно. Проекты, например, связанные с дешевой альтернативной энергией, предлагают. Но все в итоге упирается в отсутствие денег на их реализацию. 

Еще одной важной проблемой является отсутствие квалифицированных кадров. Владимир Нелюб, директор МИЦ «Композиты России», сообщил Daily Moscow, что на территории Арктики планируется к открытию научно-образовательный центр (НОЦ) «Российская Арктика: новые материалы, технологии и методы исследования». Одним из направлений деятельности которого, станет подготовка и переквалификация кадров способных эффективно работать в экстремальных условиях.

Как сейчас обстоят дела с российской наукой в Арктике, вы можете посмотреть в документальном фильме «Август в Арктике»:

По мнению норвежского эксперта Андреаса Эстхагена, Арктика имеет для России во многом символическое и националистическое значение.

«Игра в Арктике называется присутствием»

Заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии Игбал Гулиев считает, что эффективное развитие Арктики возможно лишь в комплексном подходе: «Эффективное национальное регулирование, привлечение общественного и научного сообщества к формированию подходов к освоению Арктического региона, а на международном уровне сотрудничество государств и ответственное природопользование транснациональных корпораций. — все это один комплексный и критически важный вопрос для обеспечения устойчивого развития Арктики, которое предполагает баланс между экономическим ростом и экологической безопасностью для текущего и будущего поколений».

Россию действительно можно назвать арктическим лидером. Но во многом благодаря советскому наследию и из-за того, что другие страны тоже еще толком в Арктику не пришли. И все демонстрируемые населению успехи – это лишь верхушка айсберга, под которой скрыт основной пласт предстоящих работ и потенциальных возможностей.

Дмитрий Морозов, Антон Гангнус
Фотографии в тексте: Arctic Russia



Читайте также



Новости партнеров