Сергей Матвеев: Креативные индустрии и есть современная экономика

Сергей Матвеев: Креативные индустрии и есть современная экономика

Президент Федерации интеллектуальной собственности и преподаватель школы интеллектуального права «Креатус» Сергей Матвеев — о творческом бизнесе и образовании и деловых обычаях креативной экономики.

Креативные индустрии и экономика


Говорить о креативных индустриях как о чем-то отдельном, влияющем на развитие экономики, — как минимум неточность, а как максимум — ошибка. Креативные индустрии и есть современная экономика.

Они продукт эволюции и естественного развития экономических систем — от сырьевой к промышленной и дальше, к креативной. В основе этой эволюции лежит наше понимание цены и ценности.

Сергей Матвеев
Президент Федерации интеллектуальной собственности

Если стоимость продуктов определяется преимущественно ресурсной и производственной составляющими, то мы имеем дело с промышленной экономикой. По мере того как ценность продукта и, соответственно, его цена начинает определяться результатами творческой деятельности, воплощенными в нем, переходим к креативной экономике.

Границ между этими видами экономик и индустриями искать не нужно — они одно целое. Весь вопрос только в соотношении тех или иных продуктов. Заметный объем креативной экономики, высокая динамика роста креативных индустрий — это индикатор развития общества, культуры, индикатор развития системы ценностей.

Согласитесь: ценность дома может определяться его защитными функциями, толщиной стен и прочностью бетона. А может — вдохновляющими, элегантными формами, функциональностью пространства.

Креативные индустрии в России

Развитое общество ценит второе, что выражается в цене объекта. Не вполне развитое общество архитектурные изыски не оценит, цена будет определяться толщиной стен. Творчество в таком обществе не имеет особой цены. И те и другие ценностные установки имеют право на существование. Просто одни из них более характерны для XVI‒XVII веков, вторые — для XIX‒XXI. Поэтому интерес к креативным индустриям — это не дань моде, а индикатор развития общества и его ценностных установок.

Главный ресурс творческого предпринимательства
 

Талант, творчество, созидательность — это и есть основной ресурс. Если «приземлить» это на предпринимательскую деятельность то, главный ресурс — интеллектуальная собственность.

Если итоговую цену продукта определяют результаты творческой деятельности, права на такие результаты, защищаемые законом, — право монопольно использовать их, право получать справедливое вознаграждение, право распространять эти результаты бесплатно, повышая свою известность, наращивая медийный вес и зарабатывая на чем-то другом, — и есть основной предпринимательский актив. В этом отличие креативных индустрий от других секторов экономики, где основной актив — недра, скважины, сырье, производственные линии, транспорт и так далее.

Креативные индустрии в России

Это важно осознавать любому предпринимателю, не только тем, кто работает непосредственно в креативных индустриях. Конечно, природа материальных и нематериальных активов существенно различна: первые исчерпаемы, измеряемы, имеют ограниченные возможности использования. На одной табуретке может сидеть один человек, возможно, два.

Совсем иное — активы нематериальные, к которым относятся и результаты интеллектуальной, творческой деятельности. Они неисчерпаемы, возможности их использования безграничны.

Сколько бы людей ни послушали музыку, ее меньше не станет, у автора, правообладателя ничего не убудет. Поэтому для креативной экономики, базирующейся на использовании результатов творческого труда, столь важна сильная правовая охрана, защищенность результатов.

Права креативных индустрий
 

Я бы поспорил с теми, кто утверждает, что идеи и образы эфемерны. Эфемерность или не эфемерность — это лишь этические принципы, которые у нас в голове. В конце концов, мы же не берем чужой автомобиль, не заходим в чужой дом, не берем чужой телефон, мы знаем, это — чья-то собственность.

Креативные индустрии в России

Брать чужие вещи без спроса — табу, нарушение закона. Только у собственника есть право распоряжаться своей квартирой, машиной, телефоном. Его право абсолютно — кому бы то ни было без согласия собственника запрещено использовать землю или вещь. В этой части право собственности на результат интеллектуальной, творческой деятельности ничем не отличается — закон ровно так же, за исключением небольшого количества четко определенных законом ситуаций, не позволяет использовать результат творческого труда без согласия его собственника.

Культура отношения к этим крайне схожим в первом приближении правам, к сожалению, разная.

Если мы видим табличку на заборе «Посторонним вход запрещен», мы понимаем, что в лучшем случае нас покусает сторожевая собака, а в худшем — мы понесем уголовную ответственность за вторжение и незаконное использование чужой собственности. Если же мы просто что-то скачиваем, копируем, размещаем на своем сайте, нам кажется, что мы никому не нанесли ущерба.

И здесь мы ошибаемся: это то же самое, что вломиться в чужую квартиру. Конечно, нюансов и различий обычного права собственности и права интеллектуальной собственности много, их природа различна. Но с точки зрения модели поведения потребителя, пользователя можно считать, они эквивалентны.

Интеллектуальная собственность
 

Художник вряд ли сможет разобраться в большом массиве сложной юридической информации. Дело в том, что ни международные конвенции, ни IV часть ГК РФ не предназначены для широкого круга людей.

Юристы, теоретики и практики права писали их для себе подобных, а вовсе не для музыкантов, дизайнеров или поэтов.

Это не плохо и не хорошо, но это порождает определенную проблему: количество юристов, способных помочь эффективно распорядиться правами на результаты творчества, не столь велико, а значимость и количество результатов, нуждающиеся в эффективном управлении правами, и, конечно, численность творцов, которые их создают, постоянно растет.

В итоге юристы-посредники сегодня — это своего рода «бутылочное горлышко», которое сдерживает развитие рынка интеллектуальных прав и креативной экономики в целом.

Решение этой проблемы — в цифровых технологиях, в автоматизации права.

Современный телевизор или автомобиль — крайне сложные приборы. Однако каждый может справиться с их управлением: «под капотом» этих систем скрыты цифровые помощники, которые инкапсулируют в себе сложность. Также и управление интеллектуальной собственностью сегодня значительно упростилось.

Креативные индустрии в России

Главную роль здесь сыграли децентрализованные блокчейн-реестры, где сведения об объектах и правах представлены в виде токенов. В современном обществе распоряжаться токеном, заключать сделку «одним кликом» вполне естественно. Можно не так уж много знать о праве, но при этом распоряжаться токеном, содержащим сведения о правах. Вместо деловых обычаев — цифровые навыки и здравый смысл, вместо юристов-посредников — цифровые сервисы и платформы.

Правда, чтобы использовать такие сервисы и платформы, нужно понять, зачем и почему это важно и нужно, немного понять механику интеллектуального права, понять, как оно работает для творца, предпринимателя и потребителя.

В России с этим определенный провал: современное законодательство сформировано практически 15 лет назад, но образовательная система как-то упустила его из виду.

В то время как об этом нужно дать базовые знания всем — музыканту и будущему режиссеру, химику и биотехнологу, художнику и архитектору, инженеру, педагогу и даже организатору массовых мероприятий. Поэтому сейчас, когда наше общество «дозрело» до развития креативной экономики, чему яркое свидетельство — утвержденная в прошлом году Правительством России Концепция развития креативных индустрий, важно сделать «работу над ошибками», форсировано дать нужные знания и навыки хотя бы в форме дополнительного образования.

Поэтому доступное дополнительное образование, токенизация права и развитие платформ и сервисов — вот эта триада решает проблему сложности законодательства об интеллектуальной собственности.

Влияние государства на креативные индустрии
 

Работа государства в этом направлении невероятно запаздывает по отношению к развитию цифровых технологий и потребностям креативных индустрий и общества в целом.

Кто-то может возразить: есть стратегический документ, утвержденный правительством страны. Да, Концепция развития креативных индустрий — точная, полная, амбициозная. Но для тех, кто строит креативную экономику есть более близкий и понятный индикатор — налоговое законодательство. А оно у нас по-прежнему ориентировано на промышленно-сырьевую модель и никак не адаптировано к креативному производству.

Правительство России приняло решение о развитии креативной экономики, а вот Минфин России даже не попытался отреагировать на это — ну хотя бы подкорректировать документы, связанные с реформированием системы налогов и сборов.

Еще один индикатор — Центральный банк Российской Федерации, который в своих нормативных документах априори относит всю интеллектуальную собственность к залогам низкого качества.

Креативные индустрии в России

Получается, что для развития креативной экономики у нас собственно экономических механизмов и не создается. При таких обстоятельствах — как в известной русской былине: направо пойдешь — коня потеряешь, налево — голову: то ли креативной экономики не создадим, то ли уйдет она в альтернативные криптовалютные инвестиции.

Проблема в системности
 

Упомяну еще одну триаду, которая в Концепции присутствует в явном виде: человеческий капитал, защита интеллектуальных прав и собственно налоговые и инвестиционные механизмы.

В первой части активно работают регионы — Москва, Казань, Ханты-Мансийск, Калининград, Новосибирск, да и многие другие. Они поддерживают развитие человеческого капитала, создают инфраструктуру для творческой и предпринимательской деятельности.

Например, Москва деликатно, не напрягая предпринимателей, но при этом системно готовит ряд механизмов поддержки для креативного предпринимательства и параллельно учит предпринимателей пользоваться цифровыми инструментами и распоряжаться интеллектуальными правами.

Москва смотрит на креативные индустрии как на чрезвычайно важный для региональной экономики сегмент.

Главы других субъектов, которые начали поддерживать креативные индустрии, рассматривают их как новую экономическую специализацию региона. Уверен, что через три‒пять лет Якутия будет ассоциироваться уже не с добычей алмазов, а с выдающимся ювелирным дизайном и уникальным кинематографом. Однако в большинстве регионов такие специализации не определены.

В части защиты интеллектуальных прав тоже все активно развивается. Напомню о знаковом решении главы государства в июне прошлого года о создании общественно-государственного оператора блокчейн-инфраструктуры IPChain — Российского центра оборота прав на результаты творческой деятельности.

В части финансовых, инвестиционных ресурсов из крайне нужных и своевременных шагов — только создание Фонда культурных инициатив.

Но фонд, созданный решением Президента России, — это «посевное» финансирование. Возникает вопрос: на каких ресурсах эти компании и проекты будут расти дальше?

Получается, что решения президента, решения главы Правительства России есть, губернаторы активно выстраивают работу по развитию креативной экономики. А вот часть, за которую отвечают Минфин и Минэкономразвития России, Центральный банк, просто отсутствует.

Более того, Минфин, как мы видим по процессу разработки плана мероприятий под утвержденную правительством страны Концепцию, находится в непрерывных разногласиях с Минкультуры России, которое отвечает сегодня за креативную экономику и уж точно лучше чувствует все тонкости творческо-предпринимательских процессов.

Так что сегодня мы пока имеем только колеса, руль, где-то даже бензин (деньги), а сама машина креативных индустрий не собрана.

Новости партнеров

Новости партнеров


115280, Россия, Московская Область, Москва, Ленинская слобода 19
Почта: [email protected]