Бизнес и финансы

Кисельные берега. Преимущества и недостатки офшорных компаний

Кисельные берега. Преимущества и недостатки офшорных компаний

В России достаточно распространены мифы о том, что офшорные компании – это те, которые не платят налоги и используются исключительно для противозаконных целей, в том числе для получения взяток, вывода денег за границу, отмывания доходов и даже для финансирования терроризма. Кажется, что использование офшоров является во всех случаях незаконным и подлежит уголовной ответственности.

Средства массовой информации зачастую называют «офшорами» абсолютно все компании, зарегистрированные за пределами РФ, не делая различий между холдингами, которые уклоняются от уплаты налогов, и компаниями, зарегистрированными в престижных европейских юрисдикциях, где налоговое бремя может быть выше, чем в России.

Офшорные и иные иностранные компании являются всего лишь механизмом, предоставляющим своим владельцам определенные налоговые и административные преференции, а вопрос законности или незаконности использования такого механизма следует оставить на рассмотрение суда

Тимур Тимкин, доцент кафедры «Государственный финансовый контроль и казначейское дело» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, сообщает, что для бизнеса офшоры имеют прагматический интерес: «Больший объем чистой прибыли означает больший объем финансовых ресурсов для развития бизнеса и ускорения его роста на основе налоговой оптимизации.

Любой бизнесмен всегда нацелен как на увеличение выручки, так и на снижение издержек. А чем больше в наличии финансовых ресурсов, тем больше можно вкладывать в развитие своего продукта, повышать его качество и конкурентоспособность.

Ещё плюс: упрощенная регистрация и отчетность, чем меньше рутины и бюрократии – тем лучше. Безусловно, конфиденциальность и скрытность от контролирующих органов — позитивный фактор

Четыре вида юрисдикций, в которых регистрируются компании:
 

1. Офшорные юрисдикции, в которых юридические лица освобождены от уплаты налогов и ведут деятельность за пределами территории страны.

В них отсутствуют требования по ведению и подаче финансовой отчетности, наличию офиса и сотрудников. Такие юрисдикции не раскрывают информацию о структуре компаний вообще или, как минимум, о бенефициарах, не обмениваются налоговой информацией с другими странами.

2. Безналоговые юрисдикции, где компании при условии ведения деятельности за пределами территории страны не облагаются налогами, отсутствуют требования о ведении отчетности (кроме Гонконга и Сингапура), проведении аудита, наличии реального офиса или сотрудников.

Тем не менее, такие государства не включены в черные списки и пользуются большим доверием со стороны контролирующих органов, контрагентов и финансовых учреждений.

3. Низконалоговые юрисдикции, как правило, расположены на территории Европы, которые предоставляют компаниям льготное налогообложение путем применения национального благоприятного налогового регулирования или путем применения СОИДН (соглашение об избежании двойного налогообложения).

Компании, зарегистрированные в данных странах, обязаны вести отчетность и в некоторых случаях проводить аудит. Информация о структуре компаний является публично доступной, а сами страны принимают активное участие в обмене налоговой информацией.

4. Классические европейские юрисдикции – это респектабельные европейские страны, со стабильной политической и экономической обстановкой, что гарантирует надежную работу как компаний, так и банковского сектора.

При работе с такой компанией бизнесу придется столкнуться с необходимостью вести отчетность, проводить ее аудит, платить достаточно высокие налоги, а в некоторых случаях иметь местного директора, офис и сотрудников. В таких странах государственные органы публикуют на общедоступных ресурсах всю информацию о компании, включая информацию о директорах, акционерах и бенефициарах, а банки и иные финансовые учреждения активно обмениваются налоговой информацией с другими странами.

В условиях неразвитого рынка, несовершенного законодательства, в целом неблагоприятного климата для экономического развития, накопившаяся почти за 30 лет офшоризация российской экономики — это (при всем понимании ее негативного характера) не есть недуг, она скорее неотъемлемый аспект ее функционирования. Да, многие наши компании, крупные в том числе, не только не платят налоги в России, но и принадлежат офшорным структурам, а значит, уже не наши. И вот эта проблема интереснее и сложнее для решения

Тимур Тимкин
доцент кафедры «Государственный финансовый контроль и казначейское дело»

Минфин - офшоры

Офшоры постепенно теряют свою актуальность в связи с ужесточением законодательства и контроля. Летом 2020 года Минфин разворачивает борьбу с утечкой средств из России в офшорные зоны.

Под угрозой денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения (СОИДН) ведомство потребовало отмены льготных ставок после мартовского поручения Владимира Путина о деофшоризации экономики. Кипр, в соответствии с условиями России, поднял налог на проценты и дивиденды до 15% 10 августа. Также 7 августа налоги повысили Мальта и Люксембург.

У собственника иностранной компании могут быть легальные цели: оптимизация налогов, защита активов от взысканий третьих лиц, обеспечение конфиденциального владения компанией или иными активами, приобретение права на получение вида на жительство или гражданства в какой-либо стране. Для защиты активов чаще всего используют трасты, частные фонды или офшорные компании, которым в собственность передают недвижимость или иные активы.

Эксперт отмечает: «На практике, конечно, не все экономические субъекты честные, белые и пушистые и исходят только из прагматизма. Отмывание и сокрытие доходов, вывод активов, финансирование преступной деятельности – это все также преимущества, которые дают офшоры для тех, чьё понимание экономической свободы выходит сильно за пределы страновых и международных норм права, морали и нравственности».

При владении активами через иностранную структуру наложение взыскания становится крайне затратным и требует большого количества времени и привлечения иностранных специалистов, что делает процедуру взыскания экономически нецелесообразной для кредитора

У офшорной компании, владеющей недвижимостью, возникает ряд налоговых обязательств: если недвижимость приносит доход своему владельцу, то офшорная компания должна уплачивать 20% НДС и 20% налог на прибыль, а при распределении дивидендов собственнику компании он будет обязан оплатить еще 13 % от полученной прибыли в качестве НДФЛ, если он является резидентом РФ.

При этом снижаются риски по валютному законодательству и уменьшается налоговая база российской компании. В то же время растут административные затраты на контроль цен в сделках между российскими и иностранными компаниями в соответствии с правилами трансфертного ценообразования, необходимой становится ежегодная подача уведомлений о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и обоснование ценовой политики между аффилированными компаниями.

Вид на жительство или гражданство – одна из привлекательных сторон офшоров. Это возможно при владении компанией на территории страны, инвестировании определенного количества денежных средств в экономику или недвижимость, найма местных сотрудников или при выполнении иных условий. Страны привлекают капитал, а взамен предоставляют преференции для состоятельных инвесторов.

Нелегальные способы использования офшоров или любых других иностранных компаний, как правило, ограничиваются только воображением и изобретательностью предпринимателя и его консультантов. По мере совершенствования законодательства и повышения квалификации налоговых и иных контролирующих органов предприниматели и их юристы находят все новые и новые способы для обхода системы.

Схема для отмывания денежных средств проработает не более 2-3 лет, а затем такая деятельность будет прекращена с возможностью возбуждения уголовного производства и привлечения всех вовлеченных лиц к ответственности. Международная организация ФАТФ, которая занимается борьбой с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма, регулярно публикует информацию о раскрытых нелегальных схемах с использованием офшорных и иных иностранных компаний.

«Панамское досье». Вопрос конфиденциальности 
 

mossack fonseca Панамское досье

При выборе офшорных юрисдикций для предпринимателей и бизнесменов ключевым фактором является льготное налогообложение или отсутствие налогообложения в целом, а для политиков и иных официальных лиц ключевую роль играет конфиденциальность и отсутствие обмена налоговой информацией.

В соответствии с международными стандартами, действующим политически ангажированным лицам и их родственникам, бывшим политикам в течение 5 лет после отставки, ранее судимым и отбывающим наказание лицам запрещено быть владельцами иностранных компаний, а также иметь счета в иностранных банках. Тем не менее, как показало известное «Панамское досье», некоторые офшорные страны и компании-посредники готовы предоставлять свои услуги указанным лицам.

«Панамского досье» - это утечка и публикация 11,5 миллионов финансовых и юридических записей и документов из панамской юридической компании Mossack Fonseca & Cо., которые содержали информацию об иностранных компаниях, их владельцах, осуществляемых сделках и заключаемых договорах, о доходах, полученных, в том числе, и в результате коррупционной и нелегальной деятельности

Информация была строго конфиденциальной, были обнародованы данные о причастности глав государств, известных политиков, бизнесменов и иных лиц к офшорным компаниям, а также о размере и природе транзакций, которые проводились через данные компании. Публикация нанесла репутационный ущерб юридической фирме, всем клиентам, информация о которых была опубликована. А также странам, в которых были зарегистрированы компании, и финансовым учреждениям с открытыми корпоративными счетами.

Публикация данной информации была незаконной, так как она была или получена в результате хакерской атаки, или разглашена сотрудником юридической фирмы без разрешения владельцев юридической компании и клиентов. Опубликованная информация была использована при расследовании целого ряда преступлений, связанных с отмыванием денежных средств.

В результате публикации панамского досье:
 

1. Нарушена конфиденциальность клиентов, их компаний, финансовых операций и деятельности, разрушена репутация юридической фирмы, офшорных юрисдикций.

2. Выявлено большое количество коррупционных, налоговых и иных противозаконных действий, осуществленных различными публичными и частными лицами из большого количества стран по всему миру.

3. Ужесточилось законодательство и требования к прозрачности ведения бизнеса в любой юрисдикции вне зависимости от ее месторасположения.

Россия последовала общемировой тенденции по ужесточению регулирования использования иностранных компаний, в том числе и офшорных, данный процесс получил название «деофшоризация». Механизмы, применяемые Россией, были разработаны международными организациями ОЭСР и ФАТФ.

По словам господина Тимкина, офшоризация экономики – это хороший пример противоречия индивидуальных и общественных интересов. «С точки зрения институтов госвласти потери налоговых доходов бюджетов несут тот же самый эффект, но со знаком минус, – отмечает эксперт, – меньше налоговых поступлений, следовательно, меньше располагаемых финансовых ресурсов, сужение возможностей по реализации государственной политики.

В масштабах государства проблемы офшоризации значительно превышают совокупные выгоды отдельных индивидов. Особенно в нашей стране, потому что наша офшоризация началась не как налоговая оптимизация бизнесменов, а как глобальный отток активов и капитала за рубеж на фоне трансформационного кризиса при переходе от плановой экономики к рыночной».

Фактический получатель дохода
 

В 2014 году в российское законодательство ввели понятие «фактического получателя дохода». Оно обозначает бенефициара при выводе средств за границу с применением соглашений об избежании двойного налогообложения (СОИДН), ограничивает злоупотребление льготами, которое осуществляется путем использования так называемых «транзитных компаний», которые получают.

Введение такой концепции позволило прекратить использование льгот по СОИДН для освобождения от налогообложения. Ранее для этого использовались «транзитные компании», которые получали из России дивиденды по льготной налоговой ставке и переводили эти денежные средства практически в полном объеме в офшорную компанию.

Также Россия приняла закон о контролируемых иностранных компаниях, который регулирует налогообложение иностранных компаний-нерезидентов РФ, но принадлежат физическим лицам – налоговым резидентам РФ. Они обязаны уведомлять налоговую службу России о наличии иностранных компаний, предоставлять аудированную отчетность по такой иностранной компании и уплачивать соответствующие налоги на территории РФ.

Ещё одним механизмом борьбы с использованием офшорных компаний является введение концепции налогового резидентства юридических лиц, которая позволяет признать налоговым резидентом компанию, которая не ведет реальной деятельности в другой стране, не имеет офиса и сотрудников и управляется с территории РФ. В этом случае она ведёт отчётность и уплачивает налоги по российскому законодательству.

Правительство борется с нелегальным использованием иностранных компаний для ухода от налогообложения с помощью правил трансфертного ценообразования, которые применяются в случае совершения сделок между аффилированными компаниями, причем как иностранными, так и российскими, для контроля использования рыночных цен, чтобы исключить искусственное занижение налогооблагаемой базы.

Правила тонкой капитализации препятствуют выводу прибыли компании под видом выплаты займов или процентов без уплаты налогов, что уменьшает чистую прибыль компании, и переквалифицируют утечку прибыли в выплату дивидендов, облагаемых под 5-15% у источника.

«Рецепты деофшоризации формулируются достаточно обобщенно и декларативно, к сожалению. Например, обеспечение всех законных прав и свобод граждан, искоренение коррупции, стимулирование деловой активности и т .д. То есть глобально проблема офшоризации экономики в текущих условиях не может быть решена комплексом узких мер.

Вернуть активы и капиталы на родину можно будет только тогда, когда будут созданы и поддержаны условия взаимного доверия между предпринимателем и государством на основе правовых и деловых норм. Причем норм не карательного характера и постоянной угрозы наказания, а норм стимулирования


Тимур Тимкин

доцент кафедры «Государственный финансовый контроль и казначейское дело»

Основным способом выявления наличия у российского резидента иностранной компании является автоматический обмен банковской информацией (CRS – Common Reporting Standards)

В соответствии с соглашением о введении автоматического обмена, страны-подписанты обязаны ежегодно собирать и передавать друг другу банковскую и иную информацию в отношении банковских счетов, принадлежащих налоговым резидентам других государств-членов соглашения. Источником информации для автоматического обмена служат банки, страховые компании, брокерские фирмы, инвестиционные фонды и иные финансовые организации.

Для получения информации об иностранных компаниях и наличии счетов в иностранных банках правоохранительные органы, в случае возбуждения уголовного дела в отношении какого-либо гражданина своего государства при наличии информации об иностранной компании, могут запросить информацию о такой компании у госорганов по месту регистрации иностранной компании. А также затребовать и информацию об открытом счете у соответствующего финансового учреждения.

Еще одним способом получения информации является взаимодействие между органами финансового контроля различных государств, которые отслеживают все подозрительные с их точки зрения транзакции. К ним могут относиться перечисления денежных средств в страны, которые находятся под различными санкциями, большие выплаты наличными физическим лицам, транзакции, не соответствующие профилю деятельности компании.

В случае сокрытия данных о наличии иностранных компаний, возможны санкции в виде штрафов, увеличения налогов или иной ответственности.

1. Если нарушено законодательство о контролируемых иностранных компаниях (КИК), то есть владелец компании не подал уведомление о КИК в положенный срок, не предоставил финансовую отчетность и не уплатил соответствующие налоги, контролирующие органы вправе наложить штраф в размере до 900 000 рублей по каждой иностранной компании.

2. Доначисление ранее неуплаченных налогов, штрафов и пени.

3. Уголовная ответственность в связи с неуплатой или неполной уплатой сумм налога.

4. Уголовная ответственность, связанная с незаконным выводом денежных средств, их отмыванием.

Даже при использовании иностранных компаний не стоит забывать об обязанностях в соответствии с российским законодательством и вовремя декларировать и подавать все необходимые документы, вне зависимости от того, в какой юрисдикции была зарегистрирована компания.

Страны 
 

Наиболее популярными офшорами раньше считались Кипр, Британские Виргинские острова, Белиз, Сейшельские острова и Панама из-за простоты и низкой цены регистрации и продления компании, отсутствия необходимости платить налоги и вести какую-либо финансовую отчетность.

Выбор оптимальной юрисдикции зависит от планируемого вида деятельности, необходимости получения разрешения для ведения деятельности, уровня налоговой нагрузки, респектабельности юрисдикции, необходимости открытия счета в банке или в платежной системе, возможности применения соглашений об избежании двойного налогообложения.

Гонконг - офшоры

В последние годы вырос спрос на регистрацию компаний в Гонконге, Сингапуре или ОАЭ, которые не имеют статуса офшорных юрисдикций, но, тем не менее, предоставляют существенные налоговые льготы и стабильную экономическую и банковскую обстановку.

Например, Гонконг будет разумным выбором для оптимизации торговли с Китаем и иными азиатскими странами, так как он является автономным административным районом КНДР, но при этом применяет территориальную систему налогообложения, то есть при условии ведения бизнеса за пределами Гонконга компания не подлежит налогообложению в Гонконге. При этом Гонконг заключил соглашение об избежании двойного налогообложения с Россией, что позволяет выводить дивиденды в Россию по льготной налоговой ставке. Компании обязаны ежегодно подавать аудированную финансовую отчетность.

Преимущества ОАЭ заключаются в том, что при корректной организации бизнеса личные и корпоративные счета не будут подлежать разглашению в рамках автоматического обмена, то есть государственные органы России не получат информацию о наличии у резидента РФ компании или счета в данной стране. Кроме того, в ОАЭ отсутствует подоходный налог для юридических и физических лиц.

Сингапур применяет территориальную систему налогообложения, имеет налоговое соглашение с Россией.

Все эти страны отличает простой и быстрый процесс регистрации компании, ограниченная ответственность учредителей этих компаний, которая равняется размеру взноса учредителя в уставной капитал, а также доверие со стороны финансовых учреждений и контрагентов.

На данный момент международные организации ОЭСР и ФАТФ продолжают борьбу с отмыванием денежных средств и размыванием налогооблагаемой базы, в том числе и в рамках реализации плана BEPS. В этих странах постепенно вводятся требования об организации реального экономического присутствия на территории страны, то есть требования об аренде офиса и найме реальных сотрудников на территории государства, введения реестров бенефициаров, обмене налоговой информации, что повышает затраты на ведение бизнеса.

Предприниматели вынуждены переводить свои компании в другие офшорные юрисдикции, большая часть которых находится в различных «черных списках», что делает открытие счетов в каких-либо банках практически невозможным, подрывает доверие контрагентов и привлекает внимание различных контролирующих органов. Другой вариант – перевести компании в более респектабельные юрисдикции, но при этом возникает обязанность вести отчетность и платить налоги.

Офшоры можно и нужно использовать законно, соблюдая требования страны регистрации компании, стран, в которых ведется бизнес, и страны, в которой проживают владельцы компании

Зарубежные юрисдикции постепенно теряют свою популярность за счет большого количества скандалов, связанных с ними, потери доверия со стороны банков, контрагентов и клиентов, а также ужесточения законодательства. Происходит деофшоризации бизнеса и перевод его в более респектабельные юрисдикции со строгими требованиями по подготовке отчетности и уплате налогов.

Елизавета Петрова - юрист юридической фирмы «Консулc»,
Ксения Котченко - Daily Moscow



Читайте также



Новости партнеров