Мнения

Лев Гудков: публичная политика в современной России отсутствует и невозможна в принципе

Лев Гудков: публичная политика в современной России отсутствует и невозможна в принципе

Директор «Левада-Центра» Лев Гудков прокомментировал новые результаты исследования на тему доверия россиян к действующим политикам. Опрос проводился с 20 по 26 августа в 50 субъектах РФ. 

Августовский замер популярности российских политиков – доверия к ним и потенциала электоральной поддержки – показал устойчивость тенденции медленного ослабления существующей политической системы. Эрозия нынешнего режима непосредственно связана с особенностями его структуры

Разрыв между численностью готовых голосовать за того, кто уже находится на вершине государственной пирамиды, и всеми остальными кандидатами составляет 10 и более раз. Общественное мнение трезво оценивает авторитарный характер сложившейся за 20 лет правления Путина государственной системы и полностью отдает себе отчет о том, что серьезных претендентов на пост президента нет и быть не может.

Общее число тех, кто вне политики – либо не знает, за кого можно было бы голосовать, либо в принципе не хочет голосовать в такой безвыборной ситуации, кто дезориентирован и т.п., превышает величину электоральной базы самого Путина. Любое партийное или самовыдвижение этой игре выглядит заведомо нереалистичным. Все прежние участники подобных выборов (Жириновский, Зюганов, Грудинин, Явлинский), как и другие фигуры политического поля получают минимальные проценты:

Жириновский – 4%, остальные около 1% голосов. Навальный, не допускаемый даже до регистрации на выборах любого уровня, в этом плане получает 2%. Иными словами, в России политика как публичная деятельность отсутствует и невозможна в принципе.

Такое понятие политического означает, что реальная власть, то есть повседневное рутинное осуществление массового управления, принадлежит анонимной и неназываемой силе – безликой административной машине, бюрократии.

Президент в данном случае – символическое обозначение фокуса господства
 

На него проецируются массовые ожидания и иллюзии, поскольку он в этой картине выступает как сосредоточие самых широких полномочий, как возможность полноты власти, но далеко не всегда и не во всем – как фактическая реализация ожидаемой власти.

Такой нагруженный надеждами образ власти или чрезмерные ожидания по отношению к обладателю власти указывает на отсутствие институциональных средств представления социальных интересов населения и механизмов их проведения по общепризнанным и правовым нормам и правилам.

Фиктивная  многопартийность (политические партии находятся на последнем месте в списке доверия социальным институтам, им доверяют лишь 22% опрошенных, отказывают в доверии – 64%) и мнимый парламентаризм (Госдуме и СФ доверяют, соответственно, 29  и 30% респондентов, не доверяют – 66% и 57%) не допускают появления в публичном пространстве активных и самодостаточных деятелей, обладающих признаками харизматичности, способных выдвигать новые идеи, ценностные ориентиры  и политические цели общественного развития.

Последствиями негативной селекцией кандидатов на властные позиции оказывается общественно-политическая апатия и широко распространенное недоверие к политике, компенсируемые имитацией общественных инициатив, многообразием различных телевизионных шоу и «как бы дискуссий», призванных демонстрировать уважение к тем или иным шагам и акциям руководства.  

Авторитет несменяемого президента (или, по выражению Ю.А.Левады «наведенная харизма»» национального лидера) в этих условиях может обеспечиваться только средствами пропаганды, он защищен цензурой, охранительной практикой полиции и суда. Его основа – сознание безальтернативности и патерналистские надежды населения на порядок и справедливость в стране, рост потребления.

Сама устойчивость этих представлений указывает на то, что такое понимание политики является частью российской политической культуры, или другими словами, привычным оппортунизмом граждан, не участвующих в политике, не видящих тех, кто мог бы представлять их взгляды и интересы. Поэтому уровень лояльности граждан к президенту  почти не меняется в последние годы. Исключение составляет собственно  выборная кампания 2018 года, когда процент мобилизованных за Путина поднялся до 70% опрошенных, а показатель доверия остался без изменения. В среднем за эти годы показатель доверия равен 46%, а готовности голосовать за Путина – 59%».

Фото: Facebook.com