Политика 15 декабря 2022, 17:04

Обвинение и арест моего супруга — чудовищная ошибка следствия. Интервью с женой создателя «Как-то вот так» Анастасией Спириной

Обвинение и арест моего супруга — чудовищная ошибка следствия. Интервью с женой создателя «Как-то вот так» Анастасией Спириной

24 сентября создателя Telegram-канала «Как-то вот так» Анатолия Спирина задержали в Ульяновске сотрудники правоохранительных органов в рамках уголовного дела о вымогательстве у директора по особым поручениям госкорпорации «Ростех» Василия Бровко.

Недавно суд продлил содержание Спирина в СИЗО до 23 января, при этом, по сообщениям адвоката, с журналистом не проводят никаких следственных действий.

Супруга создателя канала «Как-то вот так» Анастасия Спирина, рассказала Daily Moscow подробности задержания и возбужденного уголовного дела, а также факты из биографии и личной жизни журналиста. Текст публикуется без изменений:

«Я знаю мужа почти 9 лет — мы учились в одном университете в Ульяновске. Все это время поддерживали общение, а в этом году сыграли свадьбу. Толя очень заботливый — помогает маме, бабушке с диабетом и братику-первокласснику, а также моим родителям-пенсионерам. Семья у нас дружная, важные вопросы решаем вместе.

Анатолий Спирин с супругой Анастасией

Мой супруг родом из рабочего поселка Чуфарово с населением 1,5к человек. Рос без отца. Со школы он был занят в сфере журналистики.

Ранее вел блог в ЖЖ (например, была такая экспедиция от Ульяновска «К истоку», куда его приглашали как блогера) и делал обзоры популярных игр и фильмов. Позже площадка ЖЖ стала терять популярность, и он перешел в Telegram — где стал с интересом стал развивать проект о политике.

Толя сделал себя сам, и сейчас вся работа, в которую вкладывался супруг, все его усилия по развитию проекта находятся под угрозой. Его Telegram-канал «КАК-ТО ВОТ ТАК» на паузе и теряет аудиторию.

Толю отличает черта держать слово и высокие моральные принципы

В университетские годы он в шутку сказал, что когда-нибудь все равно добьется меня, и вот через 8 лет я стала его женой.

Анатолий Спирин с супругой Анастасией

Близкие друзья знают, что Анатолий готов прийти на помощь в любой момент. Года 4 назад мне нужно было помочь с переездом в Казань (была там по работе), и он готов был приехать из соседнего Ульяновска так быстро, как может — а это 3,5 часа пути на машине. И приехал.

Другой показательный пример — в этом году, через день после свадьбы мой супруг нашел среди вещей чайную ложку из съемной квартиры, где мы размещали гостей. Случайно ее забрали во время уборки. Толя настойчиво предлагал вернуть эту ложку владельцу. При этом сам хозяин квартиры сказал, что это мелочи. Ну а Толя настаивал на возврате. Обвинение в вымогательстве в отношении такого человека звучит просто абсурдно.

У супруга есть барбершоп в Ульяновске и telegram-канал, над развитием которого он усердно работал до ареста

Об устройстве самого канала я знаю мало. У нас есть шутка, что «в семье мы не говорим о политике» — это исключительно область интересов Толи.

Задержание супруга стало большой неожиданностью — мы как раз были на этапе переезда из Ульяновска в Казань после свадьбы. Планировали обустраиваться, родителей и друзей ближе познакомить друг с другом, задумывались о расширении семьи.

Под угрозой срыва оказалась наша мечта — благотворительный проект в Казани и Ульяновске с подростками из детских домов в Казани и Ульяновске. В рамках этого проекта мы хотели помогать ребятам в развитии софт-скиллз (гибких навыков): эмпатии, навыка работы в команде, управления временем, проведения презентаций и переговоров, лидерства, самомотивации и т. д. Я занимаюсь организацией мероприятий и веду тренинги по софт-скиллс для сотрудников разных компаний. Это про развитие навыков, которые помогают преодолевать трудности и эффективно общаться с другими людьми — то есть они не привязаны к конкретной профессии и полезны всем. Например, в развитии карьеры.

Толя не пытался бежать и ни с кем не пытался связаться, кроме адвоката

Мы были в моей квартире в Ульяновске. Он добровольно выдал всю технику с паролями и поехал в Москву. Во время обыска было много нарушений.

В квартиру зашли десяток сотрудников оперативной группы. Зачем для ареста одного человека, который не скрывается сам и никогда не скрывал личность вообще столько людей — непонятно. Супругу озвучили статус свидетеля, но при этом в агрессивной форме настояли на немедленном отъезде в Москву.

Толе не дали позвонить адвокату, все устройства сразу забрали. Мне тоже не дали сделать ни один звонок и разрешили связаться с защитником лишь спустя 4-5 часов и нескольких просьб к сотрудникам опергруппы, когда обыск в Ульяновске уже закончили. При этом я не имею отношения к делу, не являюсь свидетелем и вообще была напугана происходящим.

Супруга заставили собраться так быстро, что он не успел взять вещи в долгую дорогу — из Ульяновска до Москвы на машине ночью ехать 8-10 часов. У него был один всего 1 комплект одежды — на нем. Обыск проходил уже без него.

Меня ввели в заблуждение, сказав, что если я прямо сейчас (был вечер субботы) не поеду на обыск в квартиру супруга в Казани из Ульяновска, то дверь квартиры в Казани вскроют, все обыщут без моего участия, а квартиру оставят открытой.

Я боялась за имущество мужа, поэтому пришлось ехать в Казань ночью на машине с опергруппой.

Дорога в Казань была ужасной — сотрудники опергруппы давили на меня и кричали, что попытками связаться с адвокатом я только наврежу мужу и больше никогда его не увижу. Мне было так страшно за свою жизнь и жизнь супруга, что я расплакалась.

Когда я попросила сфотографировать для адвоката постановление на обыск и объяснить, что именно сделал супруг — мне отказали в грубой форме и сказали, что не обязаны. Потом добавили, что уже и так пошли мне на уступку, разрешив позвонить адвокату, и что я обязана это ценить.

Сотрудники оперативной группы отказались дать мне хоть какие-то контакты и назвать должности и ФИО людей, кто увез мужа — с кем он едет в Москву, кто следователь, кому вообще можно там позвонить. Заявили, сами точно не знают и ничего сказать не могут.

В Москву супруга привезли ночью с 24 на 25 сентября, где его уже ждал адвокат. Но встретиться с адвокатом ему дали лишь спустя 12 часов днем 25 сентября. Всю ночь адвокат не мог к нему пробиться, ждал, а мужа под давлением склоняли признать вину.

С момента ареста и до встречи с защитником супруг не спал и мотался с одного допроса на другой, хотя ночные допросы по закону недопустимы без согласия допрашиваемого.

Уже свыше 80 дней Толя находится в СИЗО — а никакие следственные мероприятия с ним так и не проводились

Мне не дают кратких свиданий со дня задержания 24 сентября. Адвокат сделал официальный запрос на свидание, но следователь не разрешила по непонятным причинам. Говорят, это может повлиять на ход следствия, но ничего не уточняют.

Я была на слушании по мере пресечения 22 ноября. Команда адвокатов подготовилась:
⁃ собрали больше 10 положительных характеристик Анатолия от коллег и друзей (общественные деятели, журналисты, представители обеих палат),
⁃ подготовили официальные сведения о достатке и недвижимости (месте жительства),
⁃ я как супруга нашла квартиру в Москве на долгую аренду для возможности домашнего ареста (чтобы Толя был поближе к следствию и мог оперативно посещать все след. мероприятия), а также заручились согласием собственника на проживание Анатолия там в статусе «под следствием».

Суд формально «заслушал» доводы и «механически» продлил содержание Толи в сизо еще на 2 месяца — до 23 января 2023 года. Содержат его в заключении словно самого опасного террориста.

Ни свиданий, ни звонков при этом нет и следственных действий не производят. Очевидно, таким образом следствие пытается оказать на него давление и заставить лжесвидетельствовать в отношении других журналистов.

Обвинение и арест моего супруга — чудовищная ошибка следствия

И эту ошибку подтверждает бездействие следствия и продление меры пресечения в сизо без каких-либо оснований до конца января. Также об ошибке говорят и данные из переписки мужа, которые, вероятно, попали в СМИ в результате слива данных. Толя никогда не был вымогателем, работал открыто, публично и в системной политической повестке страны.

Я вижу, как сейчас супруга активно поддерживает экспертное сообщество журналистов, блогеров и общественных деятелей.

На основе этого складывается понимание, что телеграм — площадка нужная, полезная и воспринимается обществом как некий «спускной клапан», своеобразный канал для отхода негатива в конструктивном формате. И есть опасения, что приостановка работы этой площадки за счет громких уголовных дел в отношении администраторов telegram-каналов может в результате лишь ослабить инфополе страны.

Запрос на критику у людей есть всегда, но в этой ситуации сама критика грозит уйти в несистемную плоскость. Так может быть лучше оставить телеграм как площадку для возможности диалога общества с властью?»

Фото: из личного архива семьи Спириных

Автор:
115280, Россия, Московская Область, Москва, Ленинская слобода 19
Почта: adm@dailymoscow.ru