Политика

Карикатурная вражда. Как президент Франции противопоставлет себя исламскому миру

Карикатурная вражда. Как президент Франции противопоставлет себя исламскому миру

Октябрь 2020 года был ознаменован вновь разгоревшимся скандалом вокруг издания Charlie Hebdo, которое повторно выпустило карикатуры на пророка Мухаммеда. Подобное решение вызвало огромный протест как среди многочисленной мусульманской общины во Франции, так и среди мусульманских государств, и вместе с тем угрозу межкультурного насилия в Пятой республике.

Несмотря на напряженную ситуацию, и без того омраченную нападением возле здания бывшей реакции Charlie Hebdo 25 сентября 2020, президент Франции Эманнуэль Макрон решил выступить отнюдь не медиатором, а напротив, обрушился с критикой протестующих, напомнив о свободе слова и светском характере французского государства. «Масло в огонь» подлило заявление президента о нахождении исламской веры «в кризисе» и необходимости ее реформирования. 

Как позже заявил господин Макарон в интервью телеканалу Al Jazeera, эта цитата была вырвана из контекста.

Это предложение было вырвано из контекста и из 70-минутной речи. Но я хотел сказать очень четко, что сегодня в мире есть люди, которые во имя этой религии искажают ее, и заявляя, что защищают религию, убивают людей


Эммануэль Макрон

президент Франции

Трагедия с убийством преподавателя Самуэля Пати только укрепила французские власти в своей позиции, а в городе Монпелье скандальные карикатуры были спроецированы на стену городской ратуши.

С противоположной стороны ответ не заставил себя долго ждать: был запущен бойкот французских товаров, поддержанный Турцией, Кувейтом, Катаром и рядом других государств. Пакистан отказался от контрактов с французскими компаниями. Мало того, политические и духовные лидеры ближневосточных стран и Магриба высказали своё негодование: в ряде городов проходят акции протестов возле французских посольств. Между тем в самой Франции обстановка не становится лучше.

Так или иначе, можно отметить, что французское правительство в лице Эммануэля Макрона заняло принципиальную позицию, от которой не собирается отказываться, несмотря даже на угрозу безопасности республике и ухудшение дипломатических отношений с рядом государств. Чего же добивается Макрон? Ведь у него есть веские основания так рисковать.

Стремление упорядочить
 

Безусловно, тема миграционного притока во Франции имеет ряд спорных моментов, одним из которых является вопрос интеграции. Как отмечал ещё месяц назад эксперт по странам Европы, доцент РГГУ Вадим Трухачев, как таковой политики мультикультурализма во Франции никогда не было. Напротив, в приоритете было принятие новоприбывшими светских идеалов республики независимо от этнического и религиозного происхождения.

В то же время на практике своими действиями французские власти позволили мусульманским общинам расселяться компактно, а их духовное и экономическое положение поддерживалось в первую очередь иностранными фондами, а также представителями духовенства, обучившимся вне Франции.

Возможно, Эммануэль Макрон решил «наверстать упущенное» и способствовать скорейшей интеграции мусульманского и, в частности, иммигрировавшего населения во Франции путем постановки исламского духовенства под контроль государства

С другой же стороны, подобные меры, в видении президента, должны быть направлены на предотвращение иностранного влияния на духовные взгляды французских мусульман, которое чревато распространением экстремистских идей.

Президент Франции Эммануэль Макрон

Кризис в самом обществе, потому что среди нас есть люди, которые во имя религии (часто не знающие ее хорошо, зачастую находящиеся под влиянием других людей), совершают худшее: террористические акты, акты насилия и выдвигают политические требования, которые полностью противоречат нашим ценностям и возможности жить вместе. Эти люди представляют опасность для нашего общества, и мы живем с этим



Эммануэль Макрон

президент Франции

Президент Франции также отметил, что французское общество открыто для всех религий. Но абсолютно все граждане, независимо от их происхождения вероисповедания должны уважать законы республики.

Объектом критики является не религия, которую исповедует большинство французских мусульман, не поддерживающих никоим образом ненавистнические и антигосударственные идеи, а именно ее радикальные проявления.

Меня не волнует, во что вы верите. Я забочусь о том, соблюдаете ли вы все законы республики. Я никогда не допущу, чтобы вы не уважали законы страны из-за вашей религии, если вы живете на французской земле


Эммануэль Макрон

президент Франции

Но, СМИ и социальные сети, которые растиражировали вырванные из контекста фразы о «исламском кризисе» уже успели создать общественный резонанс. 

Правый поворот одного центриста

Высказывание господина Макрона получило позитивный отклик, в среде французских правых, для которых «исламская угроза» уже десятки лет находится на повестке дня. Можно предположить, что Макрон уже готовится к выборам 2022 года, и, как убеждена французский политолог Chloé Morin, наибольшая угроза для президентства Макрона исходит именно из ультраправого лагеря, и ему необходимо заполнить это пространство. 

Эммануэль Макрон

Под этим утверждением есть основание: ведь действующий президент Франции, ещё недавно известный и ненавидимый правыми за свой либеральный евроатлантизм, а также за победу над Марин Ле Пен, сегодня пытается составить конкуренцию в привлечении националистически настроенного электората своему оппоненту на предыдущих выборах.

Характерно также, что именно представитель правящей партии La République en Marche! Анна-Кристина Ланг выступила с критикой внешнего вида президента студенческого союза в Сорбонне Марьям Пужету, одетой в хиджаб, на встрече в парламенте (несмотря на отсутствие каких-либо запретов на подобный вид одежды в парламенте). 

Тем не менее, правый поворот Макрона, как и резкое смещение в популизм, можно назвать вынужденным маневром, связанным с его провалом во внутренней политике

В этом отношении движение «Желтых жилетов» отчетливо показало неспособность президента Франции решить структурные проблемы страны, выраженные в неудовлетворительной налоговой политике, провале интеграции иммигрантов, приватизации транспортной инфраструктуры, высоких ценах на бензин, а также в привилегированном положении транснациональных корпораций.

Согласно показателям ряда политических барометров, в среднем более 60% респондентов не одобряют политику Макрона на протяжении 2019–2020 годов

Очевидно, что с целью отвлечения собственного населения от неудач в решении социально-экономических проблем политики прибегают к поиску «виноватых» и стараются заработать политические очки на демонстрации собственной приверженности ценностям государства в борьбе с дестабилизирующими элементами. Но надо ли говорить о том, что забота о безопасности, на деле являющаяся антагонизацией различных групп французского общества, провоцирует взаимное насилие со стороны радикальных исламистов и ультраправых движений.

Раз в год и Эрдоган стреляет


Не исключено также, что за серьезными намерениями Макрона в отношении мусульман кроются внешнеполитические причины. Речь идёт о том, что можно обозначить прокси-войной между Францией и Турцией, которая ныне складывается не в пользу Парижа.

Турецкий президент Эрдоган на данный момент сильно беспокоит французские власти, и поводов для этого беспокойства достаточно. Активно поддерживаемый Францией фельдмаршал Хафтар в мае-июне потерпел сокрушительное поражение от Правительства национального согласия на западе Ливии при активной военной помощи Турции.

Я вижу, что у Турции есть имперские наклонности, и я думаю, что это не очень хорошо для стабильности в регионе, вот и все. То, что произошло в Сирии, я считаю неожиданностью и агрессией для многих наших союзников


Эммануэль Макрон

президент Франции

Ливийская кампания напрямую связана с разногласиями о принадлежности газовых месторождений в Восточном Средиземноморье, где амбициозные планы французской нефтегазовой компании Total S.A. не могут быть реализованы, ввиду усилившегося турецкого военного присутствия в этом регионе.

Эммануэль Макрон с военными

Ни о каком положительном влиянии на имидж Франции не может идти речи и в Сирии — в бывшем французском владении, где Париж продемонстрировал свою непригодность в мирном урегулировании, в отличие от Турции, не так давно присоединившейся к России и Ирану в данном процессе. Стремлением «догнать и перегнать Турцию» Макрон отличился и в Нагорном Карабахе, активно заявляя в первые дни о сирийских наёмниках на стороне Азербайджана и сделав ряд заявлений в поддержку Армении. 

Дополнительной головной болью для Макрона является угроза со стороны Анкары в Западной Африке.

Система Françafrique (неформальная опека над бывшими колониями) рискует потерпеть крах на фоне сообщений об усилении турецкого soft-power (мягкая сила) в этом регионе

Подтверждением тому является поддержка турками путчистов в Мали, свергнувших профранцузского президента Ибрагима Бубакара Кейты, заключение военного соглашения между Турцией и Нигером и ряд масштабных гуманитарных мероприятий в африканских странах, проведённых небезызвестной со времен пандемии TIKA (Турецкое агентство по сотрудничеству и координации).

Соответственно есть вероятность, что Макрон может проецировать личные неудачи во внешней политике на местных мусульман, которых он, судя по всему, воспринимает как потенциальный инструмент давления на Францию, особенно в руках такого оппонента, который не скрывает своих стремлений завоевать авторитет в исламском мире.

Во всяком случае, планируемый запрет на деятельность имамов, получивших религиозное образование за рубежом, может быть обращён к Турции, которая располагает рядом исламских учебных заведений, где проходят обучение иностранные студенты, в том числе и из СНГ.

Тем не менее, твёрдая позиция Макрона в аспектах возможного пресечения турецкого влияния дает исключительно обратный эффект — Эрдоган только повышает свой авторитет в глазах исламской общественности, демонстрируя солидарность с французскими мусульманами и призывая к бойкоту французских товаров.

В любом случае господину Макрону следовало бы сейчас сконцентрироваться на обеспечении безопасности своего населения и конституционного строя, не позволяя всякого рода провокациям расшатывать французское общество, нежели заботиться о своей победе на предстоящих выборах и эксплуатировать чрезвычайно опасную популистскую риторику.

Иса Джавадов - историк - востоковед
Юрий Мавашев - директор Центра изучения новой Турции

Добавьте Daily Moscow в избранное Яндекс.Новости и Google.News Подписывайтесь на канал в Telegram


Добавьте Daily Moscow в избранное в агрегаторах Яндекс.Новости и Google.News
Подписывайтесь на канал в Telegram