Мнения

Аббас Галлямов: фейковая политика перестаёт устраивать людей

Аббас Галлямов: фейковая политика перестаёт устраивать людей

Большинство людей рассматривает политику исключительно в статике. Для них политический процесс - это не идущее непрерывно кино, а набор стоп-кадров. На общетеоретическом уровне люди, конечно, согласны, что «все течёт, все изменяется», но в каждый конкретный момент времени упускают этот фактор из виду. Им кажется, что технология, сработавшая вчера, сработает и завтра, а однажды отвергнутый лозунг и дальше будет отвергаем.

Очень хорошо проблема подобного восприятия раскрыта у Токвиля - там, где он рассказывает, как в преддверии Великой французской революции глава королевской администрации Тюрго предложил Людовику созвать представительное собрание, не наделяя его, однако, реальными полномочиями.

Целью было добиться того, чтобы «общественное мнение безо всякого риска для трона было бы удовлетворено, поскольку сии ассамблеи не имели бы реальной силы, способной противостоять проведению необходимых мероприятий, а если бы сверх всяких ожиданий они высказали свое несогласие Его Величество всегда мог бы поступить по своему усмотрению».

Вот как Токвиль комментирует предложение Тюрго: «Невозможно было более заблуждаться относительно предлагаемой меры и духа своего времени. Правда, порой на исходе революционных эпох случалось безнаказанно воплощать в жизнь предлагаемые Тюрго меры, т. е. давать народу лишь тень реальных свобод. Такая попытка удалась Августу.

Утомленный длительными волнениями народ охотно воспринял обман, лишь бы его оставили в покое

Как показывает история, в таких случаях бывает достаточно собрать со всей страны некоторое количество темных и зависимых личностей и заставить их публично и за жалованье разыгрывать роль политического собрания. Мы знаем тому множество примеров. Но в начальном периоде революций подобные попытки всегда обречены на провал и лишь разжигают в народе страсти, не принося ему подлинного удовлетворения».

Понятно? То, что прокатывает в одной ситуации, не сработает в другой. Не случайно пока российский режим был ещё молод и народ в нем еще не разочаровался, он прощал ему ровно то, что осуждает Токвиль, - подмену реальной политики всякими фейками, вроде общественных палат или выборов без выбора.

А сейчас - пойди попробуй. Не случайны ведь и прошлогодние московские протесты и падающие властные рейтинги. Все! Фейковая политика перестаёт устраивать людей.

Пару недель назад я цитировал Ленина, описывающего разницу в поведении масс на разных этапах развития революционной ситуации; вчера - приводил мысли одного из ведущих идеологов сионизма Жаботинского, рассуждавшего о динамике спроса на «вождей».

Сегодня ещё несколько замечаний того же Жаботинского уже по другому поводу. Это из статьи «Мракобес», в которой он обращает внимание на разницу в восприятии национально-освободительных движений европейской общественностью 1860-х и 1920-х годов.

Автор сравнивает отношение к деятельности Гарибальди и других политиков, занимавшихся тем же самым, что и великий итальянец, но через пятьдесят лет после него: «Вот что любопытно: как относится к этим их ожиданиям и надеждам передовое человечество? Не дипломаты, конечно, и не генерал-губернаторы, а та «молодая», радикальная Европа, что в свое время молилась на итальянского Гарибальди и до сих пор чтит и чествует его имя?

Сочувствует ли она триентинским итальянцам в их стремлении оторваться от Австрии, сочувствует ли она сербо-хорватам, болгарам, румынам и другим народам в их мечте — воспроизвести эпопею объединения Италии, изменить политическую карту, разорвать старые государства и воздвигнуть новые? Нет-с, не сочувствует.

Радикальная Европа на все это смотрит очень косо, и чем она радикальнее, тем хуже. На левом фланге политической мысли твердо решено, что все это ненужные и вредные фантазии. Они отвлекают человечество от его настоящих задач, они затмевают классовое сознание. Как, например, называют на крайнем левом фланге австрийской политической мысли тех иррендентистов, которые мечтают о присоединении Триента и Триеста к Италии? Их называют реакционерами и шовинистами.

Только реакционер может мечтать о создании новых государств, когда и старых уже слишком много развелось. Только шовинист может проповедовать, будто народы должны отделяться друг от друга государственными рамками. Только реакционеры и шовинисты способны разжигать во имя этих фанаберий национальные страсти, отвлекая трудовую массу от ее прямой задачи. Так говорят и пишут на левом фланге, повсюду — у итальянцев, у балканских народов, у поляков, у евреев. Счастливец Гарибальди! Если бы от опоздал на полвека…»

В принципе, понятно, но вот на всякий случай ещё: «Почитайте, что говорят и пишут о людях, которые в наши дни и в наших условиях смеют молиться тем богам, которым молился Гарибальди. Нет бранных слов, которых они бы не слышали. Их объявляют ненавистниками человека, врагами общелюдского братства.

Они мракобесы, противники культуры. Они обманщики, они водят за нос темную массу, дают ей камень вместо хлеба. Они ей говорят:»долой немца!» вместо того, чтобы говорить ей: «все люди братья». Они говорят ей: «созидай государства!» вместо того, чтобы говорить ей: «демократизируй государства». Они говорят ей: «нет разницы между бедным и богатым, пока не осуществится национальный идеал!» вместо того, чтобы говорить: «пролетарии всех стран, объединяйтесь».

Они наполняют атмосферу лозунгами боевого национализма. Они отрывают сердца молодежи от общечеловеческих идеалов и зажигают ее мозг преувеличенным культом национального прошлого и национального языка. Они хотят, чтобы все другие проблемы были отодвинуты на второй план и чтобы все лучшие силы народа пошли на построение золоченой клетки, где бы народ мог ограничиться от своих иноязычных братьев.

Они реакционеры, они родня по духу Маркову и Пуришкевичу, их надо гнать и душить. Но тогда будем последовательны, сделаем еще один шаг и отнесем за скобку и Гарибальди. Разве он, его сподвижники и вся его эпоха не точь в точь подходят под все обвинения, только что формулированные нами? И будем искренни: если бы борьба за Италию происходила теперь и на наших глазах разве мы не повторили бы этих обвинений со всех общественных трибун? В чем же дело? В чем разница? В том, что нас тогда не было на свете, нас не спросили и создали Италию без нашего ведома.

Мы пришли на готовое, мы уже застали выстроенной эту прекрасную молодую монархию-демократию, мы нашли ее жизнерадостной, бодро-творящей, жадной к прогрессу, притязающей на место в первом ряду культурных держав. И вот, мы снимаем шапки и одобрительно хлопаем по плечу Гарибальди, Маццини и Джусти. Молодцы, ребята! Но в то же время рядом с нами в горьком поту работают люди, сея на других нивах те же зерна, что сеял Гарибальди, и, быть может, суждено и этим зернам дать не худшие ростки, — но этих работников мы травим отборной бранью».

Прошу прощения за длинные цитаты, но они настолько хорошо отображают суть проблемы, что сокращать их рука не поднимается. Наградой же тем, кто дочитал до конца, станет более качественный анализ. Прикидывая, что и у кого в политике получится, не забывайте смотреть на общий контекст - какие тренды сейчас идут на убыль, какие - в рост.

И помните: нет, пожалуй, ни одного приёма, ни одной идеи, которые работали бы везде и всегда. В зависимости от ситуации они могут вести как к победам, так и к катастрофам.

Аббас Галлямов, политолог

Добавьте Daily Moscow в избранное Яндекс.Новости и Google.News Подписывайтесь на канал в Telegram


Добавьте Daily Moscow в избранное в агрегаторах Яндекс.Новости и Google.News
Подписывайтесь на канал в Telegram