Политика

«Нам сказали, что если мы еще раз сюда попадем, то мы «груз-200»: истории белорусов, пострадавших от силовиков

«Нам сказали, что если мы еще раз сюда попадем, то мы «груз-200»: истории белорусов, пострадавших от силовиков

Журналисты, волонтеры и правозащитники запустили международный медиапроект «Август 2020». Они собирают истории жителей Белоруссии, пострадавших от силовиков - свидетельства пыток и жестокого обращения с людьми после президентских выборов 9 августа.

«Нам сказали, что если мы еще раз сюда попадем, то мы «груз-200»

В день президентских выборов в Белоруссии 9 августа Юрий отправился на голосование в свой родной город – Осиповичи, а уже к обеду вернулся обратно в Минск. Из дома он вышел на улицу, потому что интернет был отключен, и не работал даже без VPN, а сидеть без информации было невозможно. Его задержали во время простой прогулки и продержали почти пять суток на Окрестина без протокола.

august2020

Я видел, что уже везде стояли блокпосты. Никого не пускали. Но так как людей было настолько мало, у меня даже в мыслях не было, что начнутся какие-то задержания


Юрий

житель Белоруссии

К месту, где стоял Юрий, подъехал ОМОН и начал бить всех дубинками и закидывать в автозаки. Юрий не оказывал сопротивления, потому что был уверен, что не делал ничего запрещенного. Автозак, в который его поместили, «курсировал взад и вперед».

Пошли взрывы гранат, выстрелы, и к нам в автозак активно начали добавлять людей. В машине было два таких инцидента. Первый: закинули одного человека, у него была сильно разбита голова, <...> в какой-то момент ему стало плохо, он практически отрубился. Спецназовцы, которые были у нас в машине, решили его выгрузить прямо возле стелы


Юрий

житель Белоруссии

Затем в автозак поместили еще одного человека, у которого была разбита голова. По словам Юры, этот мужчина все время кричал, что на улице  остался один его десятилетний ребенок, в ответ на это спецназ надел на себя противогазы и «два раза траванул газом», чтобы задержанные «молчали и ничего не делали».

Потом этот мужик начал уже не орать, а плакать, как там мой ребенок, что с ним. <...>спецназ решил третий раз нас травануть. Мужик успокоился, <...> он вцепился в поручень, сидел, как мертвый. <...> Спецназовцы посветили на него фонариком. Он сидел, вообще не моргал глазами, зрачки не реагировали


Юрий

житель Белоруссии

По словам Юры, этого мужчину, не дождавшись приезда скорой помощи, вывели на проезжую часть и оставили на асфальте. Когда остальных задержанных привезли на Окрестина, то начали грубо выводить из автозака. Сотрудники спецназа были «показательно злые», чтобы «впечатлить своих же». 

В изоляторе людей посадили «лицом в землю», а тех, кто «недостаточно уткнулся носом» - били дубинками. По словам Юрия, безработных «били еще сильнее».

Мы научим вас любить ОМОН и вашу страну

С задержанными проводили «воспитательные беседы» и, нецензурно выражаясь, спрашивали «каких перемен они хотят».

Нам сказали, что если мы еще раз сюда попадем, то мы груз-200. Один из них сказал, что была бы его воля, мы бы вас здесь расстреляли, автоматы у нас есть, но нет команды


Юрий

житель Белоруссии

Пока Юрий находился в камере, он слышал, как избивали беременную женщину, а на следующий день всех задержанных начали раздевать догола и бить дубинками.

august2020

Мы слышали, как плачут девушки, а эта надзирательница ходила и смеялась, у нее праздник был. <...> Это было не так, что 5 минут удары и крики, потом тихо. Все это было постоянно. Это был реально какой то Освенцим, как в кино каком-то. Там было и физическое насилие, и сексуальное


Юрий

житель Белоруссии

По словам Юрия, почти трое суток задержанных продержали без еды, а вода была только та, что в камере из-под крана. 12-го числа вечером им принесли «испорченную кашу, чай и черствый хлеб». Не было и туалетной бумаги. 

Мы хотели только выйти живыми, потому что поняли, что никакие права не будут соблюдаться вообще

После ста часов Юру выпустили на свободу, возле центра изоляции его все это время почти круглосуточно ждала супруга. Чтобы снять побои, семья отправилась во фрунзенское РУВД. К судмедэксперту он попал только 15 августа. В постановлении было указано, что по факту избиения на Окрестина нужно провести служебную проверку, а затем пришли письма, что заявление передано в СК Московского района. 1 сентября Юрий вернулся на Окрестина, чтобы подтвердить справкой, что он там действительно был, но никаких документов ему не дали, сославшись на то, что в изоляторе «нет информации».

«Мы все были фиолетовые, как сливы»

Бизнесмена Олега схватили 9 августа на Кальварийской улице в Минске, где он просто прогуливался с друзьями. В районе десяти вечера у места, где были сотни людей, остановилась машина ОМОНа. 

august2020

Они стояли в нерешительности, потому что люди не проявляли никакой агрессии. Я поднял руки и сказал: «Ребята, мы не хотим никаких инцидентов. Мы просто идем по улице». Потом у них по рации прозвучала корректировка, и они кинулись на нас с дубинками


Олег

житель Белоруссии

По словам Олега, никто не оказывал сопротивления, но ОМОН продолжал избивать людей, ругаясь матом. В машине его и еще восемь жителей Белоруссии заставили лечь лицом вниз на пол. 

В автозак затащили мужчину, который был  в шортах и одном сланце. Он говорил: "Ребята, оставьте меня в покое, я ничего не сделал. Гулял с собакой. Меня жена за эту собаку убьет". Ему ответили: «Мы тебя сами убьем!»


Олег

житель Белоруссии

Мужчину, по словам Олега, избили до потери сознания, а затем в автозак затащили еще двоих человек, у одного из них было огнестрельное ранение, у другого - изо рта шла кровавая пена.

В автозак заскочили два медика. Сперва обратили внимание на парня с пеной, потом пощупали пульс у мужчины без сознания и сказали: «Сперва этого». <...> У мужчины, лет пятидесяти, было несколько огнестрельных ранений: проникающее в грудь, и одно - в область ребер


Олег

житель Белоруссии

По словам Олега, медики начали «панически» просить ОМОН увезти мужчину в 432-й военный госпиталь, но из кабины водителя прозвучало: «я не знаю, где это находится».

Сам Олег, как только автозак тронулся, поднялся и сел, объяснив это тем, что больше не может лежать из-за гипертонии. В конечном итоге всех задержанных привезли не в госпиталь, куда требовалось отправить мужчину с огнестрельным ранением, а на Окрестина. 

Ребята, не бейте, вы же нас покалечите, убьете! – Не волнуйтесь, нам за это ничего не будет!

Олег рассказал, что всем задержанным заломили руки и повели «гуськом» через двор. Сотрудники Окрестина и ОМОНа стояли «коридором» и избивали вех дубинками. Олег и еще 14 человек попали в одну камеру.

Программисты, инженер, завхоз, два директора фирм – среди 15 человек не было ни одного наркомана или пьяного, все абсолютно адекватные люди, с трезвым умом и сознанием

Через несколько суток в камерах открыли так называемые «кормушки», таким образом задержанные узнали, сколько человек сидит в камере напротив. По словам Олега, это превышало все возможные лимиты. А когда они поняли, что их больше ста человек, решили потребовать соблюдение элементарных прав, хотя бы того, чтобы родным сообщили о месте задержания.

Договорились, что вместе будем скандировать требования. Стучать в двери в трех камерах и кричать: «Еды, свободы, адвоката».<...> Через 30 минут кормушки закрылись. И началось как будто извержение вулкана: шум, топот, хлопанье дверями, беготня, угрозы, удары. Мы поняли: сейчас будет экзекуция


Олег

житель Белоруссии

По словам Олега, затем сидящих в камере вытаскивали на улицу и избивали, а тех, кто не хотел выходить - ломали руки. 

Майор оказался за мной, и все пытался ударить меня по почке. Я закрывался локтем. Он крикнул: «Что ты пи-пи, руку убери!» Я сказал: «У меня онкология, этой почки практически нет, еще шрамы после операции толком не зарубцевались». Он сказал жалостливым голосом: «Даа?» Кто-то заломал мне руку, и майор торцом палки три раза всадил в это место, где шрам.  Я практически потерял сознание


Олег

житель Белоруссии

После всех обратно закрыли в камеры, слишком затягивая оказание медицинской помощи и принося лекарства, чтобы «просто продлить существование». Олег рассказал, что в камере были люди с трещинами в ноге, сломанным копчиком, ранениями от светошумовых гранат. 11 августа был суд, который, по словам Олега, больше был похож на «фарс». 

За пять минут состряпали протокол, без свидетелей, без опроса. <...> Судья не захотел ничего слушать <...> Удивился, что в камере нет спальных принадлежностей, что не кормят, что избивают


Олег 

житель Белоруссии

Олега осудили на 10 суток. В первую ночь он проснулся от того, что у соседа начался сердечный приступ. На следующее утро всех - около 350 человек - этапировали в Жодино.

В автозак нужно было загружаться бегом, плевать на травмы. Людей подталкивали, били ногами, дубинками. Грузили как скот, хотя скот, наверное, грузят ласковее

Олег стал терять сознание и просил вызвать скорую. Врачей он прождал больше четырех часов, но благодарен им, что бригада медиков «с трудом смогла вырвать» его оттуда, доказывать, что людей нужно вести в больницу, пришлось целый час. В конечном итоге, Олегу все же удалось подать заявление в Следственный комитет. Но ответа пока не было.

«У меня с руки сняли белый браслет, сказали - «жуй». Я его жевал всю ночь часов до 9 утра»

Михаил просто катался с друзьями на машине по ночному Минску. Он работает торговым представителем, поэтому в багажнике у него лежали коробки с чаем. Машину остановило ГАИ. После проверки ребят положили лицом на асфальт, надели наручники и избили. Двое суток Михаил провел в РУВД, затем в изоляторе на Окрестина. Он думал, что сотрудникам ГАИ не понравились упаковки с чаем и его приняли за снабжающего участников протестов.

august2020

В РУВД Советского района, рассказывает Михаил, задержанных увели на задний двор и начали бить, а затем заставили более десяти часов стоять развернутыми к стене с поднятыми вверх руками, в это время сотрудники изолятора задавали вопросы и избивали.

Например, он подходит и спрашивает: «Ну что, где ваша Тихановская?». Я говорю: «Вроде улетела. Вроде, в Литву». Он говорит: «А чего тебя не взяли?» Я  говорю: «Ну, не знаю, видимо, я там не нужен» Ну и получал. Сначала было больно. А потом как-то и привык, и нормально


Михаил

житель Белоруссии

С его руки сняли белый браслет и заставили жевать его. Из РУВД задержанных повезли на Окрестина. Проходя через коридор ОМОНа, людей били палками. В камеру поселили 75 человек.

Был какой-то дядя, который просто выносил мусор, а его в автозак закинули. Был человек, который не то на остановке, не то возле подъезда курил электронную сигарету, они рядом были, подумали, что он фотографирует, тоже закинули


Михаил

Должность


Того, кого били, заставляли кричать: «Я люблю ОМОН»

В Окрестина, говорит Михаил, в первый день задержанным даже дали поесть и им удалось немного поспать, а во второй день «стало немного страшно». Перестали давать воду и выводить в туалет. После часть задержанных осудили на 15 суток, а часть, куда попал Михаил, отпустили домой, добавив, что суд будет осенью.

august2020

Первые несколько дней потратил на то, что ходил в поликлинику, в следственный комитет, к адвокатам - снимал побои

Михаил сходил на судмедэкспертизу и написал заявление по поводу превышения служебных полномочий. Из СК ему пришел ответ, что проверка продлится до 15 октября. Но других сообщений пока нет. Суд тоже отправил дело на доработку, однако с момента составления протокола прошло уже два месяца.

Фото: Команда проекта Август2020

Добавьте Daily Moscow в избранное Яндекс.Новости и Google.News Подписывайтесь на канал в Telegram


Добавьте Daily Moscow в избранное в агрегаторах Яндекс.Новости и Google.News
Подписывайтесь на канал в Telegram