Политика

«Топливо раздора». Как Турция испортила отношения с Россией из-за войны с Газпромом

Будущее «стратегического партнерства» Москвы и Анкары под большим вопросом.

«Топливо раздора». Как Турция испортила отношения с Россией из-за войны с Газпромом

Охлаждение отношений произошло на фоне борьбы турецкой стороны за выгодные условия поставок «голубого топлива» и пересмотр условий контракта с Газпромом. Противостояние уже перешло в Восточное Средиземноморье.

Символично, что текущий год для России и Турции начался именно с газа и начался конструктивно

8 января лидеры двух государств – Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган — торжественно объявили об открытии экспортного мегапроекта Газпрома – «Турецкий поток» в Стамбуле. Предполагалось, что РФ с помощью трубопровода на дне Черного моря ежегодно будет поставлять в Турцию и страны Южной Европы по 31,5 млрд куб. газа. Это в полной мере отвечало интересам Москвы и Анкары.

Путин - Эрдоган - Турецкий поток

Но если российское руководство было заинтересовано как можно скорее начать экспорт «голубого топлива» в условиях  проблем с «Северным потоком» в Европе, то Турецкая Республика не скрывала планов стать газовым хабом, распределяя сырье из РФ, Ирана и Азербайджана на весь юг Европы.

Желая упрочить лидерство в регионе, Анкара, помимо «Голубого потока» и «Турецкого потока», в июле прошлого года запустила из Азербайджана Трансанатолийский газопровод TANAP, который способен покрыть чуть больше половины объёма, поступающего из РФ – 16 млрд кубометров газа. Причем его мощность при дополнительных инвестициях и прокладке «Прикаспийского газопровода»  может быть увеличена до 32 млрд кубометров.

Так Анкаре удалось замкнуть на себе конкурирующие друг с другом проекты, пустив транзит российских и азербайджанских энергоносителей через восточную (TANAP) и западную часть страны (Турецкий поток). Причем сегодня и тот, и другой противоречат цели своего создания. В первом случае речь шла о «снижении зависимости Европы от российского газа», во втором – все с точностью до наоборот.

Это логическое несоответствие нисколько не смущало лидеров двух стран на церемонии открытия мегапроекта, ведь они были исполнены политической решимости поставить Европу перед свершившимся фактом.

Открытие Турецкого потока, Путин, Миллер, Эрдоган

В январе казалось, что Москва и Анкара усиливают позиции друг друга. К тому же сотрудничество государств в энергетике развивалось на фоне противодействия со стороны европейских партнеров. Владимир Путин специально акцентировал на этом внимание.

«…Газопровод пролегает не только на такой огромной глубине, но и в абсолютно враждебной среде»


Владимир Путин

Президент России

Вряд ли президент России предполагал, что вскоре транснациональная корпорация его друга и, по совместительству, председателя правления Газпрома Алексея Миллера, помимо европейской, столкнется с аналогичной «средой» уже с турецкого фланга.

Анкара может прекратить экспорт голубого топлива из России
 

В марте Турция неожиданно сократила закупки газа в РФ с 1,418 млрд до 210 млн кубометров. Месячный объем поставок упал почти в 7 раз. Все потому, что энергетическая госкомпания Botaş предпочла «голубому топливу» из российского трубопровода, фиксировано привязанному по контракту к дорожающему доллару, резко подешевевший на спотовом рынке из-за эпидемии коронавируса и спада в мировой промышленности сжиженный газ из Катара, Алжира, Нигерии и США.

До начала весны турецкий рынок для Газпрома был вторым после Германии: компания закрывала 33% его потребностей в энергоносителях. В общей сложности российский экспорт сократился на 72%. Сегодня «национальное достояние» обогнали конкуренты из Азербайджана и Ирана, поставщики СПГ из Катара и Алжира, и теперь его доля составляет лишь 9,9% от всего закупленного республикой объема.

Любопытно, что сокращение экспорта совпало с резким обострением в сирийском Идлибе, где турецкая и сирийская армия (последнюю поддерживает Москва) чуть было не начали настоящую войну друг против друга. Лишь переговоры лидеров государств стабилизировали обстановку.

Однако испытания на прочность «стратегического партнерства» стран этим не ограничились

Уже в мае СМИ облетела новость о захвате при поддержке Турции правительством национального согласия авиабазы Аль-Ватия под Триполи, где были обнаружены и захвачены ПВО ЗРПК «Панцирь». Это не стало неожиданностью, поскольку РФ неофициально поддерживает Ливийскую национальную армию. Источники также сообщали о переброске российской военной авиации, связывая это с большими потерями в боевых подразделениях наёмников из ЧВК «Вагнер».

При этом и в Сирии, и в Ливии есть значительные запасы «голубого топлива». Например, подтвержденные ливийские запасы  ресурса составляют около 1,3 трлн кубометров. 

С мая «Голубой поток» простаивает. Официальная причина: Botaş ведет профилактические и ремонтные работы, которые должны были закончиться еще в конце прошлого месяца. 27 июля остановлен уже «Турецкий поток» с той же формулировкой. Не исключено, что все трубопроводы из РФ в республике в перспективе прекратят подачу газа. Обязательства Анкары закупать 80% от общего объема контракта за год повисли в воздухе.

Газпром - турецкий поток

Эрдоган нашел ресурсы
 

В конце августа Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что обнаружил крупные месторождения газа в Черном море – 320 млрд кубометров. Учитывая, что страна в год потребляет 45 млрд, их хватит на 7 лет. С такими запасами экспортером стать сложно, но министр энергетики заверил, что рядом находятся и другие залежи «голубого топлива», их разведка продолжится.

Местное государственное информагентство «Анадолу» поспешило дать понять: «Открытие газа в Черном море будет иметь последствия для России и Евразии». По всей видимости, подразумевалось, что цены на сырье, поставляемое Газпромом по «Турецкому потоку», в будущем могут пересмотреть в пользу снижения.

Сотрудничество государств в энергетике осложнили и военно-морские учения РФ в Восточном Средиземноморье с 8 по 25 сентября и 6-10 сентября учения Турции и самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра. Проверки боеготовности проходят как раз у акватории, богатой месторождениями природного газа, и в месте, где Анкара который год спорит с Афинами по поводу разграничения шельфовой зоны и островов.

Ранее, в ноябре 2019 года турки подписали два меморандума с Ливийским правительством национального согласия (ПНС) о разделе морских зон и военном сотрудничестве. Решение должно было помешать Египту, Кипру, Греции, Израилю, Италии и другим участникам Газового форума Восточного Средиземноморья (East Mediterranean Gas Forum, EMGF) несанкционированно протянуть по дну моря трубопровод EastMed для связи месторождений «Тамар», «Левиафан» и «Афродита» с Южной Европой.

Греция выступает категорически против меморандумов Анкары и Триполи, поскольку они игнорируют её претензии на шельфовую зону

Казалось бы, лоббисты Газпрома, сотрудничающие с Минобороны России, заинтересованы, чтобы проект EastMed не состоялся, а сырьевой ресурс закупался бы Европой через «Турецкий поток». Но теперь позиция Анкары, вероятно, заставит их разыгрывать другие карты. Тем более что на Левантийском шельфе, расположенном неподалеку, есть совместное предприятие транснациональных энергетических корпораций Eni, Total и НОВАТЭК. Партнером и акционером последнего выступает Газпром.

Тем временем ВМС Турции уже занервничали, призвав Россию не вмешиваться в сейсмические работы исследовательских судов к югу от греческого острова Кастелоризо и у кипрского полуострова Карпас. Специалисты ищут там газ.

Юрий Мавашев - востоковед, директор Центра изучения новой Турции.
Александр Колесников.
Фото: visualrian.ru

Добавьте Daily Moscow в избранное Яндекс.Новости и Google.News Подписывайтесь на канал в Telegram


Добавьте Daily Moscow в избранное в агрегаторах Яндекс.Новости и Google.News
Подписывайтесь на канал в Telegram