Политика

Последнее слово Алексея Навального по делу о «клевете на ветерана»

Полная расшифровка «последнего слова» Алексея Навального в Бабушкином суде города Москвы.

Последнее слово Алексея Навального по делу о «клевете на ветерана»

Ужасно смешно, что снова последнее слово. Весь день сегодня и несколько дней до этого прокурор рассказывала, что я требую к себе какой-то исключительности. Два последних слова в один день - тоже какая-то исключительность.

У меня для последнего слова есть бумажка задрипанная. Каждый раз, когда меня обыскивают, спрашивают, что это. 

В самом начале нам дали полчаса на ознакомление с делом. Я посмотрел, хотя, что там смотреть - сфальсифицированные материалы, подделанные подписи. Единственная страница, которая меня заинтересовала, я из нее сделал выписку. И, в течение всего процесса, я ее иногда доставал и украдкой смотрел.

Каждый раз в самые пафосные моменты, когда прокурорша изображала слезы и надрываясь говорила, что «ветераны, это наше все, что наше государство только ради ветеранов и существует», когда вы, ваша честь, говорили: "ветераны — не сметь!", когда по телевизору говорили, что я оскорбил ветерана, я смотрел на эту бумажку.

Этот листочек - справка из отдела соцобеспечения, они там пишут, какую помощь оказали ветерану Артеменко за четыре года. Всего он получал помощь за это время семь раз. Три раза — сертификаты на промтовары. Один раз — продукты. Общая стоимость этих сертификатов — 11 тысяч рублей

Вот и вся ваша забота о ветеране, лицемерные вы негодяи!

Один день этого суда стоит гораздо больше, чем ветеран получил помощи за последние 4 года. Еще одна страница материалов дела — состав оперативной группы. 15 сотрудников со всей страны, лентяев и охламонов. На них ушло больше денег, чем ветеран получил за всю жизнь.

Откуда дворцы берутся и ершики по 150 тысяч рублей?

Деньги не берутся ниоткуда — они берутся у ветеранов. Кого-то не долечили, кому-то не дали инвалидное кресло. Чтобы дать — надо у кого-то отнять, и они отнимают. Но для того, чтобы защитить свою возможность воровства, они используют тех, кого обокрали.

Вы каждый божий день обкрадываете ветерана, а потом вытаскиваете его, трясете и говорите: «мы будем у власти всегда, и мы же их защищаем». Я писал закон, что надо повышать пенсию. Но нет — иначе не хватит на дворец.

Наша власть - от Путина и Единой России до вас всех - превратилась в огромную свинью. Она хлебает из корыта с нефтедолларами. И когда ей стучат и говорят, что хватит красть, она вытаскивает голову и отвечает: «Не позволим оскорблять ветеранов!»

Вы используете Великую Отечественную войну, потому что вам очень неловко говорить про настоящее

Один из самых гадких моментов процесса, когда прокурор читала сфабрикованные показания(мемуары пенсионера). Но дедушка старый и говорить не может. Давайте возьмем его старые мемуары, ему все равно.

А потом она читала и делала паузы, изображала, что голос у нее дрожит. А я хочу напомнить о таком важном эпизоде нашей страны, когда в Краснодарском крае под крышей бывшего генпрокурора Чайки действовала банда Цапка, которая терроризировала целую станицу, насиловала школьниц. А поймали их после того, как они вырезали целую семью. Вытащили трупы, сложили во дворе, а новорожденного ребенка, еще живого, бросили в костер. И за ними стояла власть, прокуратура. Вот это вы не хотите зачитывать? А голос у вас не дрожит?

Я включаю телевизор и вижу репортаж, стыдный репортаж. Показывают эпизод, когда ветеран узнал, что его оскорбил Навальный, и ему стало плохо. И в этот момент рядом оказалась съемочная группа. Ветеран лежит в трусах на одеяле, рядом внук стоит, и в глазах у него счастье: наконец-то я монетизировал деда. А этот 95-летний человек лежит в трусах на одеяле и вообще не понимает, что происходит.

А они: нормально, так трогательно получилось.

Этим процессом вы унизили и оскорбили всех ветеранов

Да, вы открыто подписываетесь за него, он в вашем представлении вообще не человек. А он вроде живой человек, дееспособный. Для вас он вообще просто механизм, кукла, которую вы хотите использовать.

Я считаю, что за это все вы будете гореть в аду. Но я надеюсь, что вы люди молодые и ответите еще перед нормальным судом

Какое-то количество публики вы обманете, но огромное количество людей следит за этим процессом, им также противно и тошно, как и мне. И они, в отличие от вас, считают ветеранов и пенсионеров людьми. За них нельзя подписывать заявления, нельзя так снимать в беспомощном состоянии. И то, что вы задумали, не получится. И правда возьмет свое, и каждый получит по заслугам.

Источник: The Insider
Фото: Getty Images

Добавьте Daily Moscow в избранное Яндекс.Новости и Google.News Подписывайтесь на канал в Telegram
Добавьте Daily Moscow в избранное в агрегаторах Яндекс.Новости и Google.News
Подписывайтесь на канал в Telegram