Сколько могла заработать на крабах Ксения Собчак

Сколько Ксения Собчак могла заработать на крабах

Известная телеведущая и экс-кандидат в президенты России недавно приобрела доли в компаниях, добывающих главный дальневосточный деликатес – крабов. Сможет ли бывшая ведущая «Дома-2» заработать на вылове одного из самых маржинальных морских продуктов, учитывая передел рынка и последствия пандемии для отрасли?

Появление Собчак

В марте телеведущая Ксения Собчак и экс-топ-менеджер «Роснефти» Игорь Саглаев неожиданно выкупили долю в компании депутата Сахалинской областной думы Дмитрия Пашова «Монерон» и в «Курильском универсальном комплексе» — по 40% и 10% соответственно. Бенефициаром фирм, добывающих более 9 тыс. тонн морских деликатесов считается бизнесмен Олег Кан. Местные СМИ полагают, что продав долю дочери экс-губернатора Санкт-Петербурга предприниматель пытается уравновесить свои пошатнувшиеся позиции на рынке после крабовых аукционов. Собчак не скрывает своего близкого знакомства с Каном.

Для справки:
Компания ООО «Монерон», была зарегистрирована в июле 2014 года в городе Южно-Сахалинск. Уставной капитал 13 тысяч 169 рублей. Генеральный директор и основной учредитель компании — Пашов Дмитрий Александрович. Правопредшественниками в разное время выступали ЗАО «Монерон», ООО «Парус», ООО «Пиленг-П», ООО «Рыбак Сахалина», ООО «Восток краб» и другие.

Однако ФНС приостановила регистрацию сделки, а 30 марта Южно-Сахалинский горсуд до 15 мая арестовал имущество компаний по запросу Следственного комитета, где фирмы подозревают в уходе от уплаты налогов и контрабанде. Бывшая ведущая «Дома-2» называла происходящее «абсолютным беспределом», а её мать, сенатор от Тувы Людмила Нарусова пожаловалась на суд. В ответ подкомитет по этике СФ пообещал проверить обращение своего члена на возможный конфликт интересов. Абсурдности ситуации придало попадание«Монерона» в апреле в число системообразующих предприятий Минэкономразвития.

Продажа квот краба с аукционов Росрыболовства изначально угрожала позициям Кана на рынке и в конце 2018 года ему пришлось покинуть страну. Вскоре Хабаровский краевой суд арестовал бизнесмена по подозрению в убийстве заочно: предприниматель покинул РФ перед выходом на телеканале Россия-24 «Расследования Эдуарда Петрова. Крабовая ловушка – 2», в котором говорилось о его «империи». Тележурналисты вспомнили о «крабовой мафии» именно в канун аукционов, припомнив предпринимателю и нераскрытое дело об убийстве его конкурента в 2010 году.

В апреле 2019 года Госдума одобрила законопроект об аукционах на 40 тыс. тонн. Документ позиционировался как направленный против «крабовой мафии» и был призван увеличить налоговые поступления в бюджет, привлечь новых инвесторов, модернизировать «флот».

По их итогам Олег Кан ожидаемо проиграл войну Русской рыбопромышленной компании (РРПК), принадлежащей зятю Геннадия Тимченко Глебу Франку и брату губернатора Подмосковья Максиму Воробьёву. Новые игроки довели свою долю на рынке до 15%, а Кан потерял половину. Примечательно, что РРПК – один из крупнейших добытчиков тихоокеанской рыбы – минтая и сельди в мире, появился на рынке крабов в 2017 году, в момент инициации реформы. Однако бизнесмены свою причастность к ней отрицали.

«Исторический принцип» заключался в распределении квот между отдельными компаниями на основании добычи за предыдущий период. В его защиту выступал в частности, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). А когда в августе 2019 года ФАС – активный лоббист нововведения, заявила о росте стоимости квот, дальневосточные рыбопромышленники ответили, что высокие цены лотов отстранят значительную часть мелких компаний. В результате суммарная цена проданных разрешений на вылов краба на Дальнем Востоке и Северном бассейне составила более 142 млрд рублей. Важным аргументом против новых правил стало и то, что новые игроки увеличат поступления не в бюджет Приморья, а Москвы, где зарегистрированы.

Вскоре три Ассоциации рыбохозяйственных предприятий ДВ обратились к сенатору Нарусовой и Следственному комитету с просьбой оценить законность итогов осенних крабовых аукционов. Так мать Ксении Собчак почти случайно стала главным защитником дальневосточных рыбаков. Они обвинили компании Франка в перепродаже квот. Потерявшие же их фирмы, по словам дальневосточников, распродают флот и прибегают к увольнениям. По словам главы Приморской ассоциации рыбопромышленных предприятий Георгия Мартынова, бюджет РФ потеряет 467 млн рублей в результате реформы, а более 700 членов экипажей будут простаивать.

Сколько стоит краб?

Сведения о ценах на крабы на рынке крайне противоречивы. В начале года глава Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортёров (ВАРПЭ) Герман Зверев заявил, что в Iквартале рыбопромысловые компании, занятые экспортом деликатеса в живом виде в КНР могут потерять $80 млрд в результате пандемии. Он связывал это с кризисом рестораторов в Поднебесной. По данным организации, экспортные отпускные цены 1 кг краба составляли до $7 в январе 2020-го против $15–18 годом ранее. С заявлением Зверева не согласились дальневосточные моряки. Так, в Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока отмечали, что в январе 2020 года средняя таможенная стоимость живого и охлажденного деликатеса при поставках в Китай $31,4 тыс. за 1 т, тогда как в январе 2019 года – $19 тыс.

Сегодня на Камчатке кг клешней средне-крупного краба-стригуна можно купить за 1,4 тыс. рублей ($19), а в столице, в зависимости от качества, вида и размера, цена за кг клешней в панцире начинается от 1,9 тыс. рублей ($25,7).

Ранее президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области (АРСО) Максим Козлов заявлял, что выручка от продажи более чем 9 тыс. тонн деликатеса (совокупный объём квот компаний, бинефициаром которых СК считает Кана) может превысить $117 млн при цене 13$ за 1 кг живого краба. 

Однако пандемия сильно сказалась на отрасли и, соответственно, ценах на деликатес.

В связи с пандемией, с тем, что в основном весь мир сидит по домам, стали закрываться маленькие магазины и рынки, ресторанный бизнес терпит большие убытки. Это не может не сказаться на поставках рыбной продукции. Рынок очень чутко реагирует на такие вещи и цены стали падать. Объем предложений сильно уменьшился. Но в РФ не стали добывать меньше рыбы. По некоторым позициям мы даже идём с опережением. Но вместе с тем наблюдаем задержку с реализацией и падение цен. В том числе на крабы. – поделился собеседник.

В «Рыбном союзе» рассказали Daily Moscow, что рыбопромышленники вынуждены тратить дополнительные средства на соблюдение повышенных мер безопасности. Это и маски, и режим дезинфекции.

Не все компании сегодня могут работать. Рыбные комбинаты и те, кто отнесён к системообразующим предприятиям – более-менее. У нас только одна в списке. – рассказали в организации.

Основной объем выловленных крабов Россия поставляет на экспорт. По оценкам экспертов, более 90% уходит в Китай и Южную Корею. Сегодня каждое судно, занятое добычей, в случае захода в зарубежный порт при возвращении попадает под 14-дневный карантин. Это приводит к потере промыслового времени.

Рыбохозяйственный комплекс очень чутко реагирует на проблемы. Сложно прогнозировать, как в дальнейшем будет выстраиваться экономика. Но мы надеемся, что пандемия уйдет и мы сможем восстановить позиции. Но в целом пандемия серьезно сказалась на работе наших предприятий. Поэтому мы и просили включить их в список системообразующих, понимая, что в случае развития негативного сценария фирмам может понадобиться поддержка. «ККК» и «Монерон» это крупные игроки, где работает большое количество людей. Ходатайство было удовлетворено частично. Только две вошли в список. – посетовал Козлов.

Партнер компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд отметила, что инвестиции в новые проекты по добыче краба при текущей стоимости квот и необходимости строительства судов, окупаются за 10-15 лет и потребуют высоких первоначальных капитальных затрат. В целом же эксперт видит сделку для телеведущей перспективной. 

Операционная рентабельность бизнеса составляет около 40%, даже с учетом падения спроса, он носит краткосрочный характер и рентабельность всё равно останется высокой. Собчак планировала покупать долю в компаниях уже с существующими квотами. Тут вопрос о стоимости данной покупки. Если сделка рыночная, то стоимость данных бизнесов должна быть соразмерна с требуемыми инвестициями в новый проект. – считает эксперт. 

Сколько могла заработать Ксения Собчак на крабовом бизнесе

Сколько могла заработать Ксения Собчак на крабовом бизнесе

А вот судьба региона, где добывают крабов, неутешительна. Доля сахалинских рыболовных компаний там незначительна. Местные рыбаки в форумах отзываются о происходящем весьма красноречиво: 

Сахалину по истечении дохода с нефти останутся только торчащие мачты от сгнивших судов и квоты на морскую воду. Уже приморцы забирают на Сахалине участки под марикультуру, квоты на водоросли. В общем, на Горный Воздух (горнолыжный курорт на острове, Daily Moscow) вся надежда, будут монетки на социалку в области.

Александр Колесников

Александр Колесников
Специальный автор Daily Moscow