Продовольственный кризис. Планы по достижению нулевого голода в мире

Несмотря на кажущееся благополучие мира, проблема голода в отдельных странах стоит по-прежнему остро. В начале века ООН приняла программу «Millennium development goals» — цели развития до 2015 года, которые сегодня трансформировались в «Sustainable Development Goals» (SDG). Доктрина официально представлена как «Преобразование нашего мира: повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года».

В чём содержание этих целей развития, суть и проблем? Пища — это условие биологического существования, а не просто удовольствие. Бедность, которая не позволяет обеспечить человека даже пищей, вызывает весь букет последствий: плохое здоровье, отсутствие образования, преступность, и многие другие факторы неблагополучия. К сожалению, темпы роста населения – в основном это касается беднейших стран – не совпадают с темпами роста экономики и, собственно, развития этих стран. 

По данным «Всемирного доклада о продовольственных кризисах» в 2018 году достаточного количества продовольствия не имели почти 820 миллионов людей. Самая тяжелая обстановка сложилась в восьми странах, из которых три азиатских (Йемен, Афганистан и Сирия) и пять африканских (Конго, Судан, Южный Судан, Нигерия и Эфиопия). При этом в отдельных регионах и на сегодняшний день сохраняется риск полномасштабного голода.

Страны члены ООН прилагали массу усилий в достижении нулевого голода, к  2015 год, но в итоге, организация была вынуждена констатировать, что данные цели в эти сроки не достигнуты. В связи с этим была переосмыслена перестановка задач по целям. Горизонт достижения нишевых задач, таких как гендерное равенство, климатические моменты, зеленая энергия и т.д. которые должны привести к продовольственному благополучию, отодвинуты еще на пятнадцать лет.

Владимир Чернигов, Президент Института отраслевого питания, отмечает:

«Будучи осторожным оптимистом, я считаю, что пятнадцать лет — это достаточно короткий период в глобальной шкале, для того чтобы сложить все те механизмы, которые необходимы, и поставить их на те конкретные условия в странах, где их надо применять и получить устойчивый эффект. То есть мой прогноз здесь отрицательный — к тридцатому году нулевого голода достичь не удастся. 

Мы не можем предположить темпы климатических изменений на планете, которые линейно влияют на продуктивность аграрного производства. В данный момент страны столкнулись с совершенно неожиданным фактором в виде коронавируса и глобальной эпидемии. Экономисты пытаются просчитать последствия и пути выхода из финансового кризиса, вызванного эпидемией. Всё это очень сильно затормозит, усложнит и отложит  некоторые вещи по достижению нулевого голода. Поэтому здесь прогноз, к сожалению, негативный». 

На фоне того, что есть немало стран и почти миллиард человек, которые либо недоедают, либо прямо голодают, существует и обратная проблема, так называемый фуд вейстинг. Этим термином обозначают лишние продукты, которые производятся, закупаются и не употребляются в пищу. Почти треть продовольствия в мире выбрасывается, теряется, портится. Происходит этого не оттого, что «богатые» страны не делятся с «бедными». 

Большую роль в этой проблеме играет логистика, которая мало развита или совсем неразвита в беднейших странах. Население не возят к запасам, надо запасы отвезти к населению. Так вот, доставка, причём не доставка из порта до порта, а доставка до конкретного человека или семьи, или коммуны в отдалённом и труднодоступном районе, — вот это основная проблема и основная стоимость. Те немногие местные ресурсы, которые могли быть использованы, просто уничтожаются.

Основные страны, которые находятся в зоне риска — это преимущественно Африка и Ближний Восток. В этих регионах сложилась непростая ситуация, на которую влияют  нестабильные политические ситуации и военные конфликты. Рисками здесь являются нарушенные логистические цепочки и ограничение доступа международных организаций для оказания продовольственной помощи. 

«Я надеюсь – подчеркнул Владимир Чернигов – что поведение потребителей в благополучных странах изменится. Люди, находясь в режиме самоизоляции,  получили больше времени для того, чтобы осмыслить свое поведение. Они испытали и продолжают испытывать экономические ограничения из-за падения доходов и вынуждены тщательнее подходить к выбору прежде всего продуктов питания. И здесь прогноз скорее благоприятный. То есть человечество отрезвеет в этом смысле и будет потреблять ответственнее. Но от этого сбереженное и не выброшенное продовольствие не появится в тех районах и у тех людей, которые находятся у черты или даже за чертой голода. Потому что стоимость и организация этого процесса велика и очень непроста». 

Возникает вопрос, зависит ли Россия от импорта какого-либо продовольствия и грозит ли голод нашей стране. Как считают экономисты, в России достаточный баланс между производством и потреблением. За прошедшие 20 лет сделано немало в аграрном секторе и в отечественном сельском хозяйстве для того, чтобы спокойно встречать самые сложные кризисы и вызовы. Нам не грозит какой-то дисбаланс на продовольственном рынке по основным продовольственным группам.

Те категории граждан, которые оказались или вдруг неожиданно окажутся в сложном положении, имеют все основания получать продовольственную помощь. Они их имели и раньше, но просто в кризис обеспечение продуктами становится важным приоритетом. В апреле-мае адресная продовольственная помощь была оказана нескольким миллионам человек по всей стране. Качество предоставляемой помощи отличается в разных регионах. Уже одно, что люди обращаются за получением продуктов питания, говорит о нестабильной экономической ситуации в стране.

Анна Журба